гостевая сюжет правила роли акции

Кому-то понадобилось снова пробудить в Эмме негативные эмоции, которые та так старательно пыталась исправить в кабинетах опытных психологов всё это лето. От подобных мыслей Брук передёргивало, а по позвоночнику непроизвольно начинал бежать неприятный холодок...==> читать далее

MIGHTYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Adversa Fortuna


Adversa Fortuna

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

На ходу Палач отобрал у некоторых десантников парочку гранат, прицепив их к своему поясу, проверяя также заряд волкитового оружия. БФГ была заряжена, ещё хватит пальнуть разок-другой. Наступив в пентаграмму, Палач мигом перенёсся сквозь пространство на вершину башни, откуда открывался вид на знакомое плато. Судя по всему, башня была огромной - не меньше километра в высоту была центральная часть, и диаметром она была около четверти километра. Центральную башню облепили шесть башен-пристроек поменьше диаметром - всего метров пятьдесят - но зато выше на несколько сотен метров относительно центральной части, поднимаясь вверх зловещими шпилями. Камень чёрный, камень серый, камень красный, но самое важное было то, что здесь была довольно-таки огромная установка, занимавшая чуть ли не всю крышу центральной башни.
Надо было разобраться, что это за дерьмо, пока не поздно.

- Огонь.
Три корабля, вышедшие из левого фланга, одновременно выдали залп по отступавшему флоту примарха. Заряд наращивался в "рожках" судно, продвигаясь от кормы до носа, и только потом выстреливал шарообразным сгустком искрящихся молний красного цвета. Одновременно с ними ещё три корабля, вышедшие справа, открыли огонь...и ещё три сзади...а потом ещё по трое вышли с зенита и надира. Несмотря на то, что корабли демонов шли медленно, у них было преимущество атаки со всех сторон.
- Фокусировать огонь на мелких судах, которые мешают прицеливанию по главному судну.
Конечно, ответный огонь был. И здесь демоны удивили имперцев наличием своего аналога щитов, что не было технологией, но мощной магией. Ответный огонь врезался по красным отблескам в нескольких метрах от самих кораблей, и даже если щит в месте сбивали, то нужно было пробить и броню этих ужасных машин, которая состояла из явно необычных камней, раз они держали выстрелы из макро-пушек.
Следя за битвой, Хранитель лишь покачал головой. Когда-то этих кораблей было больше, но Палач постоянно находил верфи и уничтожал их вместе с кораблями, как и находил кузницы, производившие оружие и броню. Он всегда успевал убегать до прибытия кораблей, которые могли бы его испепелить в один удар, а дальнейший поиск кораблями оказывался совсем бесполезным - он знал, как прятаться от них. Или, точнее, ему рассказали. Его взгляд ушёл от одного парящего в воздухе квадрата с изображением к другому, где был Палач, возившийся с довольно впечатляющим механизмом. Правда, костяшки Хранителя хрустнули, когда он сжал ладони на троне при виде Предателей.
Когда Палач начал свой поход по Аду, все пытались с ним справиться первое время, но обнаружили что просто не могут его остановить. Тогда случилось то, чего никто не ожидал - часть демонов начала молиться на Палача Рока, и особенно ситуация стала хуже, когда его броню улучшили в жерлах одной из кузниц. Тут и там стали появляться его статуи, некоторые сносили, некоторые оставляли как нарицание, и его треклятый символ был повсюду. И чтобы сделать ситуацию хуже, ему сделали меч и щит, которые разили демонов на протяжении долгих веков. Его боялись, его ненавидели, ему поклонялись, и ему было плевать на всё это - у него было только желание убивать и невероятные силы для этого. И сейчас те, кто боялись Палача и кто его превозносил как божество, помогали ему наладить эту машину. Конечно они это делали не на виду у него, потому что они видели, насколько он был зол.
Однако эти Предатели не поленились передать пару гостинцев.

Машина вскоре заработала. Непонятно каким образом, однако все башни выстрелили красным потоковыми лучами, открывая огромный по ширине разрыв в пространстве, откуда был виден Марс. Более того, из пентаграмм неожиданно начали выплёвываться всякие рюкзаки, дробовики, и прочая хренотень, которую обычно хрен достанешь даже в аварийном состоянии. Особенно пришлись магические черепки, которые помогли с ремонтом и восстановлением брони.
Правда, вместе с этим башня начала содрогаться от того, что что-то по ней активно ползло в сторону крыши. Раздался рёв и вой стольких демонов, что шлему пришлось автоматически убавить громкость окружения, чтобы не дать оглохнуть Палачу. Подойдя к краю центральной башни, Палач покосился вниз, и даже глазам не поверил тому, что увидел - по стенам башни ползали пауки-механоиды размером с трёхэтажный дом, которые сразу же принялись открывать огонь по Палачу, целясь автопушками по краю, где он стоял. Бросившись назад, Палач услышал звуки разрыва множества снарядов и звуки падавшей каменной крошки, стучавшей по броне. Если он правильно видел, и визор не врал, там ползло ещё что-то. Вдобавок, знакомые шепчащие голоса принялись призывать демонов направо-налево по всей крыше. Поднявшись на ноги, морпех схватил ближайшие дробовик с лентой боеприпасов к нему, и принялся бегать по всей крыше, прыгая в порталы для быстрого перемещения и стреляя демонам прямо в лицо.
Нужно было защитить эту машину, любой ценой, пока флот не улетит. Поэтому Палач стремительно бегал туда-сюда и уничтожал всё, до чего доходили руки. Иногда были каверзные моменты,  например когда кто-то один Барон Ада схватил сферу душ и разом избавился от всего урона, что Палач в того вливал из дробовика. Или восстанавливающие свою броню "черепушками" манкубусы. Или подбиравшие оружие зомби-солдаты и всякие коммандос с плазмомётами. Вскоре вся крыша была усеяная трупами, и до демонов дошло, что атаковать разные участки у них не особо эффективно выходит, поэтому вскоре они начали переть тупо с одного направления, как по стене Башни, так и с помощью телепортации. Часть пауков-механоидов Палачу удалось сбить вниз с помощью оставшихся выстрелов из БФГ, однако остались те, что ползали ниже всего и прижимались к стене, когда механоиды падали сверху. И пока Палач разбирался с подкреплениями - кровь демонов лилась с крыши башни и падала вниз тонким и редким водопадом от всей этой резни - некоторые пауки влезли вверх передними лапами. Здесь пригодились гранаты Астартес, которые пусть механоидов не убивали, но они помогали их сбросить вниз. Одного паука, впрочем, пришлось срезать волкитовым оружием по ногам.
Самое страшное в ситуации было то, что демонов не убавлялось, а оружия и боеприпасов становилось всё меньше (часть была вообще погребена под завалами трупов), так что Палач принялся подниматься по образовывавшейся под ним горке из трупов, считая каждый выстрел. В какой-то момент один два импа схватили его за правую руку, ещё двое взялись сзади за левую ногу, и один из козлоподобных демонов вполз по трупам к Палачу, наставляя на того свою левую руку со встроенным излучателем.

Отредактировано Doom Guy (31.08.2016 16:19:49)

+1

32

- "Небесный свет" потерял щиты!
- Пусть отойдет через десять секунд и перестроится по другой борт. Его место займет "Отвага", - сверившись с гололитом, адмирал бросила взгляд на тактический монитор. Где-то на самом его краю мелькали сигналы исходящих выстрелов, но сами суда засечь еще было невозможно. - Расстояние до противника?
- Двадцать пять единиц, вне зоны досягаемости орудий главного калибра, - ответил десантник, получив информацию от сенсория.
Двадцать пять тысяч километров до цели. Даже лучи излучателей истощаться на таком расстоянии, не говоря уже о том, что он них будет легко уклонится. И пока Алая Капля пересекала пустоту, им негде было укрыться от чудовищных выстрелов, кроме как за собственными кораблями и пустотными щитами, чей запас энергии стремительно убывал с каждым новым попаданием.
- Свяжите меня с технической палубой, - потребовала ДюКейд, наклоняясь к воксу. - Говорит адмирал Афина ДюКейд. Машинное отделение, доложите статус двигателей.
- Состояние двигателей стабильно. Поток энергии от реактора равномерный, помех и перегрузок нет. - ответил на той стороне голос адепта Механикум, спокойный и отчужденный. - Причин для беспокойства нет.
- Увеличьте мощность до допустимого предела. Пусть маневровые двигатели временно обесточат. Каково состояние тормозных заслонок?
Голос отвечавшего, похоже, не менялся из принципа.
- Полностью функционируют.

Двигатели выплюнули километровый огненный шлейф, и корабль сорвался с места, покидая построение, которое, впрочем, уже начало распадаться и без него. По мере того, как судно набирало скорость, в коридорах нарастал гул, вибрировал пол и стены, дрожали переборки и колонны из неостали. Закрепленный в исполинских ангарах транспорт и танки начало кренить, крепления жалобно заскрипели, а те, кто не успел зафиксировать своё положение, рухнул на пол и заскользили по полу. Механикум, большая часть которых была сильно аугметирована, спаслись; меньшая получила травмы и ушибы.
Мостик медленно погружался во тьму, освещаемую резким светом приборов управления. Заслоны медленно опускались, закрывая обзорные окна: изнутри был виден огромный механизм, поднимавший и опускавший их, и систему гашения удара. Включилось ярко-красное аварийное освещение: из машинного отделения докладывали о нужде в большем количестве энергии. С грохотом опустилась пара дверей, не поддерживаемые механизмами. От тряски провода выпадали из-под консолей, провисая. Гололит мерцал, но продолжал транслировать изображение огромной Алой Капли, прорывающейся сквозь бездну навстречу неприветливой земле и острым пикам скал; проецировал флот, медленно отдаляющийся, но на всех порах спешащий за линкором. Передавал показания пустотных щитов, которые вспыхивали всё ярче от скользящих и прямых попаданий.
Никакое орудие не осмеливалось открыть ответный огонь: расстояние до цели росло, а стены всё сильнее трясло.
- Приготовится к экстренному торможению! Передайте приказ армаде: следовать проложенному курсу. Пусть используют скалы как прикрытие. Усилить щиты по носу, кормовые и палубные свести до минимума! - адмирал одним взмахом руки прервала еще даже не успевшего начать десантника. - Машинное отделение: подать питание на вспомогательные двигатели, убавить скорость маршевых двигателей. Выпустит тормозные заслонки!
- Адмирал! Обнаружена высокая энергетическая активность над плато! Анализ данных показывает гравитационные колебания и зону невесомости. - второй десантник замолчал, получая информацию. - Это чревоточина, адмирал.
Взгляд женщины упал на тактический монитор. По экрану пробежала полоса, пересекая его, далеко впереди, за скалами и горными пиками. От перехода в иной, или все же родной космос их отделяли километры земли по курсу или еще большее расстояние по-воздуху. Какое удивительное совпадение.
Всё идеально вписывалось в её план.
- Опустить нос на сорок шесть градусов! Столкновение через шестнадцать секунд!
Со скрипом, эхо которого множилось в коридорах на корме, заслонки встали на места, перекрыв пламенные струи.

Могучий корабль ударило дважды: когда резко упала мощность двигателя и судно застонало, буквально раздираемое на части разнонаправленными силами. Остаточная энергия несла огромный носовой таран, усеянный орудиями, на скалы; и в то же время, тормозные двигатели и задвижки слабее, но тянули корабль назад. А потом носовой таран налетел на скалы.
Несмотря на тот факт, что боевой корабль класса Глориана таранил горную породу и землю, он не получал существенных повреждений. Десятикилометровый таран уверенно пробивал путь через скалы, пустотные щиты поглощали большую часть нанесенного урона. От ударов издалека крейсер почти полностью скрыло облако пыли и обломков. Впрочем, продвижение такого огромного объекта в таком плотном облаке было достаточно заметным. Пока Алая Капля проделывала путь сквозь горный массив, до острова в пустоте наконец добрались остальные суда экспедиции, почти спалив собственные двигатели.
Когда переборки поднялись, и защитные пластины начали ускользать в стороны,открывая обзорное окно, подали питание и вспыхнул свет. Тактический монитор мигнул, обновляя данные: до того он показывал лишь многочисленные помехи, создаваемые почвой. Теперь он загорелся красным.
Строение, над которым открылись пространственные врата, было окружено армией тварей. К несчастью для них.
- Расширение щитов по бортам и корме по сигналу. После - отключение пустотных экранов и переход на первую крейсерскую скорость.
На связь вышло машинное отделение. Внутренний вокс заполнили помехи, сквозь которое прорывался голос механика:
- Мы более не можем позволить крупный расход энергии. Реактор требует отдыха, и духи машины...
- Будут работать еще какое-то время. Уговорите их. - отрезала ДюКейд, отключая связь. - Приготовления завершены?
- Диаметр поля растёт.

Сквозь облака, что застилали небеса над башней, сошедшие с гор, пронеслась тень. Огромная, многотонная тень, окруженная огненным гало. И когда она достигла края облака, из щебня, камней и породы на башню установилось немигающее алое Око Терры. Огромный носовой таран медленно выплывал из облака, которое сносилось ветром и быстро таяло, раскрывая спрятанное в нём судно. Судно, чья тень накрывала долину.
И внезапно, долина озарилась воплями. Расширившиеся пустотные щиты, сама суть работы которых - отправлять объекты в Варп, накрыли демонов внизу. Реальность душ проглатывала всех без разбору, искажая плоть и поглощая души. И, внезапно, мерцающая грань барьера исчезла, и всё закончилось. Остался рёв раздираемого огромным телом воздуха, что продолжало своё восхождение к вратам, по ту сторону которых висел Марс.
Показались и остальные суда, что наконец достигли линкора. И когда армада нависла над башней, на полпути к вратам, макро-турели, излучатели и автопушки повернулись вниз. И те демонические орды, что еще оставались, исчезли в шквальном огне, не имя практически никаких шансов.

Путь был свободен. Осталось лишь сделать шаг.

+1

33

Несмотря на то, что демоны играли на своём поле, у них всё же не выходило остановить продвижение флота к спасению, только замедлять и не давать опомниться. А чтобы жизнь мёдом не казалась на подлёте к вратам началось то, чего пожалуй боялись все - штурмовые отряды, которые призывались силами Ада прямо внутрь кораблей примарха. Нечестивый шёпот был предвестников появления демонов, выпрыгивающих из красных пентаграмм и начинавших сражаться с местными силами сопротивления. Это, пожалуй, было самое страшное - множественные небольшие диверсионные отряды искали отсеки с двигателями, проводили рейды на оружейные батареи и овладевали душами смертных при каждом удобном случае. Давление усиливалось не только изнутри, но и снаружи - к медленно тянувшимся кораблям Хранителя стянулись его более быстрые и манёвренные силы, которые ранее сражались против своих же сородичей. Красные лучи адской энергии постепенно истощали пустотные щиты, да и демоны внутри кораблей сражались слишком яростно и организованно, хотя время от времени у них и случалось такое, что они принимали убивать своих же, если демоны рангом пониже попадали в демонов рангом повыше.
Это была резня, которая была предвестником смерти, потому что уже многим людям начало становиться нехорошо - огромные корабли совершили серию коротких прыжков, стремясь уменьшить дистанцию между собой и флотом Сангвиния, одновременно и начиная охватывать флот в краешек "поля смерти", и одновременно попадая в радиус поражения орудий флота Империума. Кровь из носа, тошнота, помутнения, начинавший пробиваться демонический шёпот в голосе говорили о том, что Ад очень уж хотел забрать души сыновей и подданных Императора.
Один - может быть - человек не был сыном самого величайшего лидера человечества в истории. Он не был ни сыном сына Императора, ни не был подданным Ему. Однако многие, кто хотел посмотреть на то, что делает этот неизвестный безымянный воин, могли увидеть довольно ужасающую в своей кровопролитности и жестокости и одновременно воодушевляющую в своём стремлении картину - этот воин стоял один и не побеждённый. Да, его броня была отбита в хлам целыми кусками, визор опять превратился с треснувшее дерьмо, и от его фигуры несло дымом, но этот воин стоял на горе демонических трупов и продолжал отбиваться с невиданной яростью. И судя по тому, что крови стекало ещё больше, а под башней находились небольшие холмики трупов других демонов, этот воин стоял долго и ждал флот, как мог.
Конечно, он не был один, но это уже другие детали.

Флот уже был готов войти в открывший разлом, и Хранитель с усмешкой наблюдал за этим. Пусть бегут. Скоро они поймут, что им некуда бежать, некуда возвращаться. Он знал, откуда они прибыли, и он не даст им туда вернуться, поэтому сейчас разыгрывался целый спектакль, чтобы убедить и флот, и Палача в том, что всё идёт как надо - их преследуют, атакуют, а портал открыт и ждёт их.
Но вопрос - куда?
Поднявшись со своего огромного трона, Хранитель ментально связался с посланной им группой демонов, которые скорректировали установку. Гениальное изобретение, однако оно требовало больших ресурсов для работы, и порталы не могли работать долго и были неточными в открытии, но больше сейчас и не требовалось. Их однажды пригласят, как обычно, в новый мир, который сам подарит им дверь и ключ от неё, и они устроят новое вторжение. Однако была проблема в том, что кое-кто здесь был в Аду, мягко говоря, занозой в заднице любого демона. Из-за этого проклятого воина им приходилось прятаться и прятать всё оружие, которое было, но он находил его и использовал вновь и вновь. Хорошо что сейчас эти артефакты были спрятаны...
Он решил, что всё идёт пока что по плану, и мимоходом телепортировал поближе к башне нескольких очень могущественных жрецов, чья миссия была, наверное, самая опасная и самая почётная. Они понимали, что на кону стоит, поэтому достаточно скоро Хранитель телепортировал к Палачу свой собственный подарок. Небольшой привет из прошлого.

Примерный вид

http://i.imgur.com/K4TeUtJ.jpg

Когда молния ударила в кучу трупов, Палача откинуло назад и тот грохнулся на спину, помотав головой. Десятки тел демонов полетели с крыши на землю, а в точке удара, очищенной от трупов, стоял...
При виде того, что он увидел, Палач медленно встал, откидывая дробовик в сторону и снимая с себя остатки вооружения. Перед ним стоял один их Ночных Стражей, один из многих, которые пали из-за Предателя давным-давно. Но этот Страж был другим - его визор был красного цвета, его броня была почерневшей и с нанесёнными рунами. Это не был сам Страж, впрочем, это был всего-лишь ублюдок, который залез в его тело и решил воспользоваться им, чтобы бросить ему вызов. У него не было меча, щита, или прочего оружия, однако по хрусту кулаков одержимого можно было понять, что он хочет сделать это по-старинке.
Палача это устраивало.
Это был тот момент, когда было понятно, что противники если не равны, то находятся на примерно одинаковом уровне - одержимый Страж был ненамного слабее или медленнее Палача, и его навыки порой удивляли. Они плясали в крови павших демонов, стараясь подловить друг друга для того, чтобы переломить ход сражения, но пока что они только вымазались в крови с ног до головы. Правда, Палач не рассчитал свою ярость и попал в захват, который вывернул его правую руку назад, принявшись выламывать из сустава. Захватив ногами ногу Стража, морпех резко дёрнул её в свою сторону, повалив одержимого на лопатки и высвобождая руку из захвата. Оказавшись сверху, Палач принялся бить шлем кулаком, оставляя в нём всё большие и большие вмятины, пока не был откинут назад Стражем, подобравшим ноги под Палача.
Это будет надолго.

План работал. Палач был отвлечён, как и флот пришельцев, которых гнали прочь из Ада, и группа жрецов была закрыта заклятьями у подножья башни в безопасном месте. Откинувшись в своём троне, Хранитель принялся лениво стучать своими огромными пальцами по подлокотнику трона, продолжая наблюдать за дракой Палача и одержимого Стража. О да, это была битва, которая длилась дольше обычного, в которой все движения Палача говорили о его и без того запредельной ненависти. Ему это нравилось смотреть, он просто мог упиваться тем страданием, которое наверное сейчас Палач испытывал при виде осквернённого бывшего собрата по оружию. Кулаки Палача ломали броню одержимого, тот отвечал пусть и не с такой яростью и усердием, но всё же отвечал. В это время демоны, что телепортировались на корабли примарха, сообщали об ожесточённом сопротивлении и тому, что сами корабли защищались от вторжения и помогали обороняющимся турелями и ещё чем-то. Всё это, впрочем, было частью плана - изначальные силы вторжения имели в основном задачи отведении огня от заброшенных позднее других групп демонов, в чью задачу входили куда более сложные задачи...с большей частью которых они не справились. Ни захватить образцы оружия и техники, ни пленников и их органы не вышло, однако рейдерские команды смогли нанести серьёзнейший урон внутренним системам кораблей флота примарха.
И что самое важное - жрецы смогли дестабилизировать портал, который уменьшился на треть в диаметре и принялся трескаться красными молниями.

Его отвлекло то, что портал был дестабилизирован, и начинал уменьшаться, работая на ладан. Получив по шлему ногой, Палач отлетел назад, скользя по кровавому месиву, сразу же поднимаясь после этого на ноги. Конечно, часть крови поступала к самой машине, невольно питая ту, но этого было мало, нужен был адекватный источник энергии...который должен был остаться в БФГ и механоидах. Подпустив противника поближе, Палач и одержимый Страж продолжили обмениваться ударами, однако в этот раз Палач знал, как закончить эту схватку. Он намеренно ударил ногой вперёд, целясь по груди одержимого, который перехватил ногу Палача своими руками...о чём вскоре пожалел, поскольку морпех оторвал вторую ногу от ровного окровавленного камня, врезав Стража по морде своим мощным сапогом. Упав на руки, Палач тут же встал и принялся наседать на Стража, нанося удар за ударом и не давая тому опомниться. Одержимый отступал поначалу, но потом попытался атаковать в, как ему показалось, нужный момент, за что поплатился сломанным Палачом локтем правой руки. Проделав ту же процедуру с другим локтем, Палач ударом повалил одержимого в кровавую лужу, подняв тучи брызг, и принялся сдирать броню с его спины. Когда под бронёй показался полусгнившая кожа с кусками позвоночника, он знал, что делать.
Пальцы Палача врезались в плоть демона, раздирая её и входя внутрь, хватаясь за позвоночник. Подняв над собой тело бывшего Ночного Стража, Палач ухватился поудобнее за позвоночник рычащего от бешенства одержимого, и одним резким движением разорвал того на две части. Почерневшая кровь и уже погибшие давно органы полились на Палача, который отошёл в сторону края крыши. Осмотрев, что за дерьмо было внизу, Палач аккуратно скинул туда половинки одержимого Стража, а потом принялся спихивать трупы демонов на группу жрецов, которые облепили башню и явно колдовали что-то. А чтобы было неповадно, в сторону одной из групп полетела вниз БФГ, поставленная с таймером на перегрузку. Часть трупов, конечно, ударили по колдунам, но лучших результатов добилась БФГ, посмертно забрав в большом зелёном взрыве и достигая других целей своими лучами большую группу демонов-колдунов. Но даже этого не было достаточно, поскольку портал продолжал дестабилизироваться.
Нужно был новый план, пока флот примарха не застрял тут навсегда.

+1

34

- Системы связи функционируют в штатном режиме. Длинна волны соответствует заданной. Частота волны соответствует заданной. Помех не обнаружено.
Технодесантник посмотрел на экран, задумавшись. Последние несколько минут то тут, то там возникали помехи, мешавшие переговорам команды и персонала. Все показатели, которые только можно было запросить с контрольной панели, были в норме, отклонения были незначительны или же совсем отсутствовали. Система просто не видела проблемы, и у брата Меркуцио складывалось впечатление, что её и не было: сомневаться в работе священного механизма, чья вычислительные возможности превышали человеческие в сотни раз, было бессмысленно.
Но он обязан был проверить.
Протянув руку к пульту, десантник нажал руну и нагнулся вперёд, к вокс-передатчику.
- Отсек связи Ипсилон, два точка один. Запрашиваю прямую связь с центральной вокс-рубкой. Приоритет: желтый.
Из динамика раздался шум, что-то затрещало. И спустя полминуты, прорываясь сквозь шорох статики, отозвался голос:
- Главный модерат.... узла связи Адроний. Станция связ... Ипсилон... точка один, что случилось?
- Неопределяемые помехи на линии, модерат. Системы функционируют в штатном режиме, длина и частота волны выдерживается. Не могу определить источник помех, повторяю...
Вспыхнула панель, и брат Меркуцио посмотрел на всплывшие данные. Из передатчика донеслось, прерываемое помехами:
- ...Ипсилон, два точка... вы слышите меня?
- Центральная рубка, это станция связи Ипсилон, два точка один. Технопровидцы передают о сильных возмущениях машинного духа. Повторяю: духи машины обеспокоены!
Сигнал пропал. Из вокс-кастера доносился лишь шум статики, чем-то похожий на говор множества голосов. Из динамиков вырвался визг, и Меркуцио выключил передатчик, поморщившись. Что же с системами? Откуда идет этот шум? Размышляя, десантник обвёл взглядом станцию связи левого борта крейсера. Экраны, по которым пробегали числа и знаки, панели и консоли, прямыми тянущиеся вдоль стен и потолка провода, технопровидцев и жрецов, сгорбившихся за своими контрольными панелями, и сервиторы, смотрящие на него...
Технодесантник моргнул.
- Лейбсмеханика Номад!
Механикус не отозвался. Он неподвижно сидел за своей кафедрой, выпрямив спину и смотря прямо перед собой. Его губы беззвучно двигались, что-то произнося.
- Лейбсмеханика Номад! Что, во имя Омнисии, ты делаешь? - технодесантник двинулся к кафедре, сопровождаемый сотней глаз: живых, аугметических, равнодушных  и любопытных. Кто-то был раздражен.
Но сервиторы смотрели молча. Их взгляд был прикован к шагающему по палубе Астартес, в их глазах, у кого они еще остались, не находили отражение никакие эмоции.
- Номад! Отзови... - и прежде, чем брат Меркуцио закончил, адепт закричал. Сервиторы заголосили вслед за ним, открывая рты; те, чьи уста навеки были сомкнуты металлом, рвали на себе аугметацию.
А потом всё исчезло в алой вспышке.

- Ипсилон, два точка один! Отзовитесь!
- пробасил модерат, нависая над вокс-кастером. - Брат Меркуцио, шестая рота, первое отделение! Прием!
Из динамика доносились всё те же помехи, на которые накладывался визг. Что-то прерывало их. Выключив передатчик, Адроний обернулся к остальным операторам. Ситуация была плачевна: большая часть станций связи на борту не отвечали, общение и передачу приказов исполняли сервиторы, сновавшие по коридорам; личные вокс-кастеры астартес выходили из строя один за другим, и вся аппаратура словно сошла с ума.
Но продолжала оценивать состояние сетей как стабильное.
- Что-то случилось, модерат?
Десантник обернулся и посмотрел наверх. На него смотрели холодные серые глаза.
- Связь потеряна, адмирал. Никто в рубках связи не отвечает, вокс забит помехами. Аппаратура их не регистрирует, и....
- Адмирал. Технопровидец Янос из двигательного отсека докладывает о вторжении, - раздался тихий голос одного из техножрецов.

И судно погрузилось во тьму.
Во тьме, пока угасало ядро реактора, пока стихли и отключились все механизмы, их было слышно очень хорошо. Тихие голоса в темноте, доносящиеся отовсюду. Множество: сотни, тысячи, может даже миллионы. Они сливались в единый звук, который заполонял собой всё. Словно в замедленной съемке, астропат со своего трона наблюдал, как появлялись всё новые голоса, и как они поглощали судно, закрывая его собой. Коридор за коридором, палуба за палубой, отсек за отсеком.
Свет гас на их пути, и за ними оставалась лишь тьма.
Послышались приглушенные звуки выстрелов. Тональность голосов поменялась. Он видел их крики, видел вопли ярости, которые подхватывали всё новые глотки, и пятно разрасталось. Эхо их сущностей наполняло эфир, и он бурлил. Он вскипал, по нему проходили волны, словно по воде; и с каждым новым голосом, вступавшим в хор, Варп бушевал всё сильнее, растягивая реальность и готовясь к прорыву.
Стены дрогнули от удара. Кто-то пробивался к Хору, стрелял во врата, бил их кулаками и меньшими братьями. Овидий чувствовал их. Чувствовал, какуж боль причиняет им касание к стенам, его окружающим; чувствовал, какую ярость это вызывает; чувствовал, как эфир принимал души тех, чьи головы расшибали о врата. Его уста чуть растянулись, уголки губ приподнялись вверх.
О, ему это причиняло невероятное удовольствие.
За вратами зарокотал болтер, раздались визги и вопли раненных демонов. Они алыми пятнами укрыли врата, рассеиваясь, а их место занимали десантники легионес. Это белое сияние было тяжело спутать с чем-то еще. Снова загремел тяжелый болтер, снова послышались крики. Потом за вратами что-то вспыхнуло, и яркий свет проник сквозь сомкнутые створки. Ближе загрохотали по палубе керамитовые сапоги, и врата распахнулись перед воинами Императора. Астропат встал со своего трона и повернулся к входящим, протянув к ним свои тонкие, костлявые пальцы.
Болты пронеслись сквозь кровавый туман к Овидию, врезаясь в тело и разрывая его на части. Вскоре подключились и меньшие собратья тяжелого оружия, и их совместный рокот заглушил крик, наполнивший зал Хора.
Голова одного из десантников вжимала в себя тело, хрустел керамит, брызгала во все стороны кровь. Плоть одержимого псайкера разрывали взрывы болтов, и края жутких ран сходились вновь. Энергии эфира потрескивали вокруг него, а за его спиной трон, призванный сдерживать и направлять его психическую мощь, превратился в груду неестественно изогнутых и кричащих тел. Хор кричал и молил о конце.
Снова вспыхнул ослепляюще яркий свет, и демон почувствовал, как его тело слабеет. Его плоть сгорала быстрее, чем успевала восстанавливаться, а то, что оставалось от тела Овидия, мигом исчезло во всепожирающем волкитовом огне. Он терял связь с материальной вселенной и отходил в Варп, но он не собирался уходить так просто.
Прежде, чем одержимый обратился пеплом, от отряда остался лишь опустошитель и лейтенант с волкитовой серпентой.

И потом, небеса пали на землю испепеляющим огнём.
Включились вспомогательные и маневровые двигатели, выжигая землю под линкором. Шедшие около нижних палуб суда эскорта тщетно пытались маневрировать, исторгая столбы дыма из кормы. Они сгорали и стремительно падали вниз, выжигая землю вокруг. И их примеру медленно, но неуклонно, следовала Алая Капля, от корпуса которой то тут, то там, поднимались клубы черного дыма и вырывалось пламя.

+1

35

Он смотрел на то, что происходило с флотом примарха, и старался думать как можно быстрее, чтобы найти какое-нибудь решение. Но, конечно, идей в голову не приходило...кроме одной.
Развернувшись наверх, Палач задрал голову на одну из башен, где сверху смотрели демоны за ним. Тыкнув в их сторону указательным пальцем, Палач тут же указал на пол перед собой. Если бы надо, он бы полез прямо наверх, но заставил бы этих гадов спуститься и работать на него...чего, правда, не потребовалось - довольно быстро небольшая группа телепортировалась прямо перед Палачом. Преклонив колени и склонив головы вниз, они молчали, и по их виду было видно, насколько большими фанатами Палача они были - знак, который был придуман обитателями Ада для его гробницы, был вырезан на их коже и выгравирован на их лбах.
В любой другой день он бы убил их не задумываясь. Сделал бы из них очередной пример и очередное пополнение списка жертв, тянущегося на протяжении тысячелетий. Разорвал бы их на части, потому что может. Однако прямо сейчас не ему нужны была помощь, а тем воинам, проявившим храбрость, силу и умение сражаться сходу против неизвестного противника. Так что Палач поднял одного из демонов - как ему показалось, главу этой "паствы" - за горло, и указал другой рукой на портал, а после - на постепенно падавший флот примарха. Демон покряхтел, однако быстро сообразил, что ему надо делать, тут же принявшись отчаянно кивать.
Крутанув шею демону-пастору и бросив его труп к толпе, Палач недвусмысленно хрустнул кулаками. Паства мигом разбежалась, принявшись что-то делать с установкой в ускоренном темпе.

Страх. Это было оружие, которым Палач Рока разил недра Ада и однажды заставил их отступить в его самые тёмные края. Этим оружием он разил все поколения, что появлялись, этим оружием он оборачивал всех друг против друга. Он был неумолим, жесток, его ярость не знала граница, и сейчас он видел, с какой неохотой Палач вернул себе своё старое оружие, насколько он хотел просто уничтожить всё на своём пути.
И если честно, Хранителя это пугало. Он продолжал смотреть в магический экран, нервно скрестив руки под подбородком и наблюдая за тем, что предатели творили с установкой. Да, флот падал, но это всё нивелировалось тем, что портал начнёт засасывать всех в себя скоро - таково было решение паствы, решившей прийти на зов Палача. Столь простое, грубое, но эффективное средство решения проблемы, которое предпочёл бы и сам Палач, умей бы он говорить.
Его флот уже не успеет. Скоро портал засосёт воинов в реальное пространство, и они не смогут их преследовать там - неизвестно было, что это за измерение и что было за время, и даже если было бы известно, атаковать флот нужно было только крупными кораблями. Нет, он проиграл - недооценил противников, недооценил Палача, слишком многое хотел сделать сразу.
Но...неожиданно его тело словно парализовало. Он услышал голос, который не слышал уже достаточно давно, и считал что не услышит больше никогда. Спустя столько времени, Она позвала к нему и тихо прошептала не переживать по поводу этого поражения, потому что это не было поражением. Они знали, где находится измерение этих воинов, и обязательно наведаются туда...однажды. Но сейчас им нужно просто смотреть за тем, что происходит, и учиться.
Хранитель мог лишь соглашаться. В конце-концов, с матерью нельзя было спорить.

Музыкальная тема

Когда портал принялся засасывать постепенно в себя пространство Ада, то Палач понял, что пора делать ноги. Его "паства" поняла это тоже, поэтому пришлось воспользоваться чужими услугами, чтобы телепортироваться с вершины башни как можно дальше, а потом просто...делать ноги.
Он бежал. Бежал как только мог, поскольку не мог позволить себя утянуть в неизвестное измерение. Он иногда смотрел назад, чтобы видеть, как портал втягивает в себя сгибающиеся части башни, как поднимаются к огромному разрыву в пространстве струйки трупов и мусора, как откалывается земля кусками размером с футбольное поле и устремляется вверх. Туда же стягивало постепенно и флот примарха.
Когда он добрался до какой-то горы спустя около часа непрерывного бега, Палач остался без паствы, решившей разбежаться пока что. Его это устраивало, поскольку он мог в одиночестве смотреть на то, как внутрь портала втягиваются многокилометровые готические махины, исчезая в другом измерении. Он хотел было снять шлем, однако рёв приближавшейся орды демонов напомнил ему, почему он остался.
Он мог уйти с этими воинами и принять участие в их великих битвах. Он мог возможно стать одним из них, обрести ещё большую силу, но в конечном итоге он понял, что ему нет места там. Да и возможно нигде, кроме этого проклятого места, одно существование которого поддерживало бушевавшее пламя ненависти. Поднявшись во весь рост и хрустнув кулаками, Палач решил не заставлять демонов ждать, и отправился делать то, что у него получалось лучше всего. И пока корабли примарха выходили, он сражался на висевшей в пустоте горе голыми руками, разрывая демонов на части и сбрасывая их в пустоту этого измерения. Их было много - их будет всегда много - но он умел сражаться с этими ублюдками. Он всегда будет здесь, чтобы убивать их, несмотря на их количество, их силу и ярость, он всегда будет мешать их вторжениям.
Правда, случилось то, чего он не ожидал. Земля словно поднялась у него под ногами, и одновременно с этим что-то огромное стало сыпаться из открывшихся порталов, похожее на куски зданий. Палач старался избегать падавших сверху обломков, но земля схлопнулась вокруг него под чей-то очень знакомый голос...настолько знакомый, что он принялся долбить камень руками, не веря тому, что он услышал, но было уже поздно. С кораблей, которые уходили через портал, можно было увидеть, как вокруг Палача возник каменный гроб, который демоны принялись спешно опечатывать символами, и вскоре этот гроб они куда-то телепортировали, подальше от глаз исчезнувших в другой реальности людей Империума.
Палач сделал свою работу. Он спас их.

Они воздвигали целый комплекс в самом удалённом уголке Ада, который смогли найти, где оставили новые предупреждения. Она лично проверяла руны на поверхности гроба, и вскоре была довольна результатом. Однако она понимала, что...
- Он вернётся. Как он всегда возвращался, - она вещала своим детям, паря над ними в объятиях инфернального огня, - И он снова начнёт свой крестовый поход по нашим землям, снова будет загонять нас во тьму...но не сейчас. Палач Рока будет здесь долгое время, пока мы будем объединять наши земли. И мы начнём объединение вестью о судьбе Палача, - на её уродливом лице появилась ухмылка, и вскоре она резко выбросила одну из своих рук вперёд, к своим детям, - Несите её в руины Деймоса! Несите её в самые далёкие, в самые жаркие и самые холодные уголки! Вещайте во всех городах, во всех храмах, что Мать вернулась, и что её воля на время освободила нас всех от Рокового Палача! Идите, дети мои, время объединиться нам и начать захватывать новые миры!
Её дети послушно разбежались, отправляясь в только из известные места Ада, чтобы раструбить о пришествии Матери и её победе над Палачом. И пока никто не видел, Она набрела на статую Палача, слабо усмехаясь. Он был ей нужен живым как монумент её власти и могущества, но в то же время он был куда полезнее в качестве козыря. Да, она была готова выпустить его и направить на своих врагов, зная, что он будет убивать всех без разбору, и именно это качество требовалось от Палача. Так что она положила красный камешек к статуе Палача, сделав саркастичный реверанс, и телепортировалась к своим детям.
Пора Аду объединиться и снова стать той силой, уничтожившей бесчисленное множество миров.

+1

36

- Афина!
Маленький оборванец в прохудившемся грязном плаще обернулся. Караван пришел в движение, и ему нужно было идти. Он развернулся, и, бросив последний взгляд  на заходящее солнце, побежал к своим, шлепая босыми ножками по раскаленному песку пустыни.
Караван медленно двигался вперёд, выбрасывая в воздух едкий черный дым. Он состоял из старых машин, чье изначальное предназначение было позабыто, и чей изначальный облик изменился за годы, проведенные в руках умельцев. Машина во главе тянула за собой оставшиеся, чадя из направленной вверх выхлопной трубы. Голова этого караваны двигалась на гладкой платформе, и вперёд её толкал старое сопло, из которого вырывались струи пламени. Потому-то вторая машина в этой колонне и являла собой один большой кусок раскаленного железа; спасало его только то, что по-ночам было достаточно холодно, что бы не позволять ему расплавиться окончательно.
Остальные развалины катились кто на чем, и представляли собой одинаково противное зрелище. Платформы из железа, пластика и дерева, на колёсах, лыжах или просто волоком тащились за "головой", сцепленные ржавыми цепями. На передних располагались почти целые вагоны, с заколоченными от дневной жары окнами и узкими щелями бойниц для автоматов. В некоторых даже горел резкий электрический свет, а из-под крыши некоторых торчали трубы, откуда валил дымок костра, разведенного внутри. За ними тащились груды хлама, которые при ближайшем рассмотрении оказывались нагромождением больших труб, коробок и ящиков, каждый из которых был закрыт тканью и представлял собой дом если не для двух, то для пятерых бродяг пустыни. В свободном от хлама месте горели костры, бродили люди и создания, на которых никто старался не обращать внимания. В самом конце, за жуткой пародией на древние поезда, волочились по песку настилы с кучами тряпья, под которым спали, ели и жили люди.
Мальчишка запрыгнул в один из таких, и тут же получил подзатыльник от тучного юноши.
- Сколько раз я тебе говорил - не опаздывать! Ты хочешь остаться там, в пустоши, с кровожадными монстрами? Или ты хочешь, что бы тебя настигли Великие Вожди и отдали в жены какому-нибудь старому чудаку? - навис он над мальчишкой, причитая. - А, Афина?
Мальчонка молчал, всё ниже опуская голову и слушая старшего. Но ничего, она привыкала и стыдилась скорее для виду, чем взаправду. Все эти рассказы о Великих Вождях и кровожадных чудовищах, обитающих среди песков, уже не пугали её, как в детстве; как-то она даже услышала, как над этими пугалками смеялись Проводники. Наверное, она могла бы избежать этих каждодневных напутствий, если бы пораньше возвращалась к каравану; но каждый раз, каждый закат, что-то держало её на самой высокой дюне в округе, заставляя смотреть, как кроваво-красное солнце медленно опускается за горизонт, и каким приятно-розоватым становиться песчаное небо.
Брат вздохнул, махнув рукой.
- Иди уже. Но учти, останешься - я больше не смогу задерживать Проводников.

- Афина!
Она вскочила, скинув с себя остатки одеял и пледов, спросоня пытаясь понять, кто её звал. Вокруг снова туда-сюда люди, словно растревоженный рой, и копошились в своих пожитках. Кто-то ворчал, кто-то снова ложился спать, кто-то напугано озирался. Она не сразу отыскала брата - он бежал к ней, перескакивая через спящих, крича, стремясь пересилить грохот едущего каравана. Что они ехали, она поняла сразу: настил под босыми ногами был холодным и покачивался.
- Афина! - снова закричал брат, махая руками. - Собирай тряпки и давай отсюда!
- Эдип! - закричала в ответ маленькая девочка, ничего не понимая. - Что случилось, Эдип?
Юноша что-то закричал, но его ответ заглушил рёв. За его спиной Афина увидела свет: он был яркий, словно днём, и освещал округу на многие метры. Вокруг стали видны дюны, стала различима каждая песчинка; ночь превратилась в день, и с каждой секундой свет становился всё ярче и всё ближе, и вскоре ей стало больно. Прикрыв глаза ладошкой, она попятилась и упала, наступив на кого-то из спящих.
Взрывная волна снесла подняла в воздух идущую перед их настилом платформы, переворачивая её. Её бросило назад, прочь с настила даже раньше, чем тот подняло следом. Вокруг раздались крики, вспыхнули огни, заметался песок и поднялся ветер. Её несло по воздуху, и с ужасом наблюдала маленькая девочка, как пламя пожирали её дом, как метались её соседи, и как исчезал в стене огня её брат.
А потом она ударилась об песок, что стал внезапно твёрдым, словно камень. В небе, освещенном вспышками, она увидела птиц, что парили, широко раскинув свои крылья. А после, мир утонул в мягкой тьме.

Афина!
Она открыла глаза, тяжело дыша.
Ей показалось, что она ослепла: мир утопал в белом, и повсюду, куда только не глянь, не было иного цвета. Она с трудом подняла руку, что бы прикрыть свои глаза от яркого света, который, казалось, был повсюду. Это немного помогло: теперь смотреть стало не так больно. Постепенно, лежа на спине и прикрывая глаза рукой, она чувствовала, как возвращается к ней сознание; чувствовала жар песка под собой, опаляющий жар солнца, сухое горячее дыхание ветра на коже. Боль.
Боль была чудовищной. Девочка вскрикнула и свернулась, пытаясь закрыться от источника боли, но она никуда не уходила. Кожу жгло огнём, дышать этим сухим воздухом было невозможно, а если открыть глаза, можно было лишиться их навсегда.
Она лежала так еще некоторое время, пока боль не стала невыносимой. Она вскочила, подхватывая свои обмотки, и побежала вперёд, не открывая глаз и прикрывая их рукой, что бы яркий свет не пробивался сквозь веки. Она бежала по горячему песку, и его обжигающие прикосновения лишь заставляли её бежать быстрее. Падая, спотыкаясь, вставая и снова падая, она бежала вперёд, даже не зная, куда именно вперёд. Но это было неважно. Важным сейчас был лишь только бег.
Она бежала, пока не стукнулась головой о что-то большое и твердое, вскрикнув. Удар был не сильным, но её руку и лоб обожгло. Она захныкала, упав, и снова свернулась калачиком, пролежав так еще какое-то время. Когда слезы высушил горячий ветер, она поползла вперёд, не чувствуя в себе сил подняться на ноги: словно дрема овладела ею. Она ползла до тех пор, пока не почувствовала, что жар едва спал. И открыла глаза.
Она лежала под широким железным обломком, который заметал песок. В его тени было прохладней, чем под палящим солнцем, а вокруг на многие мили вокруг, насколько хватало взора, простиралась пустошь, пустыня без конца и края.
Но её сморило прежде, чем она подумала о том, почему она находиться здесь и почему здесь лежит этот кусок металла, отбрасыающий спасительную прохладную тень...

Афина
Она проснулась, но тут же поняла, что не может даже подняться. Жар постепенно спадал, и небо, частично закрытое куском железяки, темнело с одного конца и окрашивалось в нежно-розовые цвета с другого. Смеркалось. Темнели дюны, отбрасывая большие черные тени; она почувствовала, что на смену дневному пеклу пришел ночной мороз. Кажется, она проспала весь день, но вовсе не чувствовала себя отдохнувшей, как раньше. Наоборот, веки её тяжелели, мысли путались, и ей хотелось спать дальше, свернувшись клубочком под своими лохмотьями, греясь еще теплым песком.
Да, думала она. Ночь - это хорошо. Ночью, говорят, тоже можно спать, как всякие чудаки.
И она лежала, чуть повернув голову и смотря на высокую дюну, чувствуя, как понемногу её накрывают песчинками. Она смотрела на них, пытаясь сосчитать: когда-то она слышала, что это помогает уснуть.
Афина...

Она шагали по Средиземной пустоши ночью и днём, поднимая маленькую песчаную бурю, идя строем. Несмотря на адский холод снаружи, их доспехи источали тепло. Их руки и ноги закрывали необычная пластинчатая броня, их тело скрывал нагрудник, их головы сохраняли шлемы из неостали. За их спинами висели шкуры кровожадных зверей, ныне населяющих Землю. Грохот их шагов заглушал тихие голоса пустыни, хлопки их знамён на ветру, гул сервиприводов их брони. Перед строем шел командир, неся в руках знамя, изображающее земной шар и орла, окруженного золотыми молниями.
А вёл их Он. Днём и ночью, без остановки, без передышки, не останавливаясь ни перед чем. Солнцеликий, божественный, великий лидер, кровью и железом освобождающий регион за регионом, человека за человеком. И сейчас он вёл их, после уничтожения племени техноварвара Макгила, в центр пустоши. Они не задавали Ему вопросов, не сомневались в Его приказах: они верили в то, что их, как и всё человечество, ведут в светлое будущее.

Девочка ждала, пока придёт сон, смотря, как песчинки заметают её тело, превращая в очередную дюну. Скоро она станет великой пустошью, и никто уже не вспомнит о ней. Скоро придёт сладкий сон, и она уснет, что бы никогда больше не проснуться. Она осознавала это, ждала этого с нетерпением, как освобождения. Маленькая девочка, потерянная среди бескрайнего дна огромного моря, выжженного в последней войне человечества.
Она встрепетнулась, увидев вдалеке, за дюнами, свет. Мягкий, такой далекий и такой близкий. Казалось, словно за песчаной горой вставало новое солнце, но это было не так, она знала. Этот свет не опалял, причинял не боль, а приносил покой. Она протянула бы к нему руки, если бы они еще слушались её. Она трепетала в предвкушении.
Сияние приближалось, разливаясь по пустыне и развеивая тьму. Оно было живым и теплым, и двигалось прямо к ней. И чем ярче горел этот непонятный свет, чем ближе становился его источник, за которым следовал грохот и блеск железа, тем теплее ей становилось. Афине хотелось поторопить его, но сил сказать что-либо не оставалось. Но он словно понял её, приблизившись. Он заполонил собой всё, закрыл опустошенный человеком мир.

- Твоё время еще не пришло, Афина ДюКейд

Первым, что она почувствовала, было боль. Притупленная медикаментами боль искалеченного тела, покоившегося на твердой кровати. Она сделала вдох, и бесцветный очищенный воздух показался ей чем-то невероятно приятным. В глаза бил яркий свет, и она попыталась прикрыть глаза рукой. И обнаружила, что её ладони держит что-то большое, теплое и мягкое. Веки её дрогнули, она поморщилась, и словно в ответ на это, свет стал чуть слабее.
Адмирал Имперского флота Афина ДюКейд открыла глаза.
Она увидела перед глазами поле. Бескрайний золотой океан зерна, по которому пробегали волны, словно по воде. Когда она смогла сфокусировать взгляд, то обнаружила над собой лицо, находящееся прямо в центре золотого океана. Солнцеликий... нет, почти такое же, как и у Него, сияющее изнутри таинственным светом приятное взгляду лицо, окруженное золотой гривой волос.
- Я рад, что вы снова с нами, Афина, - голос казался далеким и близким одновременно. И если раньше речь космодесантников была похожа на далекие раскаты грома, то сейчас она походила более на далекий хор. Она ловила себя на мысли, что не может понять, откуда он доносится: из её головы или уст богоподобного существа. Но она и не хотела этого знать.
Прежде, чем она что-либо ответила, Ангел покачал головой и распрямился. Свет снова ударил ей в глаза, но она быстро к нему привыкла.
- Отдыхайте, адмирал. Корабль и экипаж в безопасности, потери невелики, а ремонтные работы почти закончены. Мы будем готовы к прыжку как раз к тому моменту, когда вы сможете встать за штурвал.
Женщина слаба кивнула. Она почувствовала, как её тянет в сон, как тяжелеют её веки и как путаются мысли.
Но на сей раз, сон не будет вечным.

Сангвиний наблюдал за тем, как медленно звёзды плывут по ту сторону иллюминатора. Сангвинарные Гвардейцы молча наблюдали за ним из углов зала, стоя на страже у каждой колонны, за каждой колонной и в каждом тёмном углу. Он мог их понять: телепортация на борт, массовые убийства и диверсии... больнее всего они переживали прорыв прямо в его покоях, с которым ему пришлось справляться самому. Впрочем, не ему одному.
С момента того прорыва прошли уже несколько дней.
Именно столько потребовалось, что бы вернуть к жизни главный реактор. Он старался не думать о том, сколькие лежали подле адмирала в апотекарионе с обморожениями, и сколькие обратились туда с менее серьезными диагнозами. Сверхлюдям были чужды болезни, и смерть от термических явлений для них была почти невозможна благодаря чуду генной инженерии. Однако обычным смертным нужно было тепло, что бы жить. И первые два дня были самыми тяжелыми для выброшенного в неизвестный космос флота.
Он старался не думать о том, скольких в тот день отправили скитаться в открытый космос в стальных гробах. О Хоре, о Навис Нобилите, ставших жертвой кровавого безумия, окутавшего корабль. О том, как далеки они теперь стали от Великого Крестового Похода. Ангел поднял голову, смотря на хрустальный купол башни. Баал и Теера, расположенные так, что бы один затмевал другого в зависимости от того, где находиться судно, сейчас исчезли вовсе. Сангвиний горько улыбнулся. Адское полотнище будет висеть над остальными, как напоминание о произошедшем. Самой большой потере легиона.

Девятый легион космического десанта, Кровавые Ангелы, витали в открытом космосе, задолго до или после самих себя, не способные вернуться домой.

+1


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Adversa Fortuna


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC