гостевая сюжет правила роли акции

Кому-то понадобилось снова пробудить в Эмме негативные эмоции, которые та так старательно пыталась исправить в кабинетах опытных психологов всё это лето. От подобных мыслей Брук передёргивало, а по позвоночнику непроизвольно начинал бежать неприятный холодок...==> читать далее

MIGHTYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Adversa Fortuna


Adversa Fortuna

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Adversa Fortuna

https://i.gyazo.com/b3169f787795cb7a5f88fc9cbaf99b01.png

Ад

Неизвестно / до событий Надежда и Рок

Примарх Сангвиний и Палач Рока

● Сюжет ●

Что произойдёт, если само время сойдёт с ума и его начнёт лихорадить? Множество временных линий начнут безумную пляску друг с другом, пересекаясь там, где по идее не должны...однако реальность показывает, что такое возможно.
Примарх Сангвиний, один из множества детей великого Императора Человечества, ведущий свой небольшой Флот Освобождения с целью вернуть тысячи планет обратно в лоно Империума, сталкивается с неожиданной проблемой в виде предварительного выхода из варпа...посреди неизвестного и явно враждебного пейзажа. Корабль сходу подвергается атаке бесконечных демонов Ада и берётся в долгую осаду.
В это же время Палач Рока, ещё не запечатанный в своей гробнице, планомерно вычищает Ад от демонов разного калибра. Прибывший многокилометровый корабль явно не демонического происхождения и подвергшийся осаде привлекает внимание Палача. Если там будут другие демоны, он может их убить, если будет оружие, он может им воспользоваться, а если там есть союзники...то демонам будет плохо.

+2

2

Алая Капля.
Золотая крепость, бороздящая небеса и несущая свет Императора потерянным сынам человечества. Линейный крейсер невероятной огневой мощи, сошедший с Марсианских верфей и преподнесённый Ангелу как дар, последнее слово в технике, дом для половины легиона Астартес Кровавых Ангелов. Ангары корабля заполняли танки и самоходные орудия, ожидающие своего череда прославится на полях битв двадцать девятого тысячелетия; Штормовые Птицы, могучие десантные суда, стройными рядами выстроены вдоль стен; десантные капсулы, мирно покоящиеся на рампах нижних палуб, готовые по первому приказу начать жесткий спуск Космодесантников на планету с высокой орбиты; залы, галереи и либрариумы, которые обильно пополнялись за время Великого Крестового Похода, обслуживаемые обычными смертными людьми. Десятки тысяч Астартес - генетически модифицированных сверхлюдей - обитали, тренировались, занимались искусствами на борту космической крепости.
И всё величие огромных коридоров, орудийных зал и машинных отделений в единый момент омрачил крик. Крик прорывался сквозь переборки, сквозь армированные иллюминаторы в пучины бушующего по ту сторону океана эмоций, сливаясь с ним воедино. Крик, проникающий в каждое сознание, растревоживший каждую живую душу на борту.
Безмолвный крик хора Навигаторов, направлявших могучее судно через Варп.
А затем - толчок.

- Значение пустотных щитов падает, - возвестил голос технодесантника.
- Макро-батареи правого борта перезаряжены, - возвестил другой, и по палубе прошла дрожь. - Фиксирую попадание...
- Значение гравитационных флуктуаций неизменно...
- Нова-орудие набрало мощность для нового выстрела...

Сотни голосов разом заполняли мостик судна, и каждый требовал к себе равного внимания. Выпавший из Варпа линкор едва успел преодолеть гравитационные силы неизвестной земли, переключив маршевые двигатели на реверс. Пока поднимались пустотные щиты и убиралось поле Геллера, бесполезное в материальной вселенной, на борт проникали, или старались проникнуть твари, от вида которых у смертных летописцев брала дрожь. И пока точечные турели боролись с десантом, пока поднимались щиты, "Алую Каплю" безпрерывно поливали огнём из плазменных, автоматических орудий и ракетных установок. Оказавшись в западне, окруженные врагами, Кровавые Ангелы восстанавливали порядок, ожидая тревожных вестей из апотекариона корабля: с тех пор, как часть хора псайкеров-Навигаторов превратились в иссушенные мумии, экипаж с замиранием сердца ожидал, когда оправятся оставшиеся.
И пока макро-батареи, ланс-излучатели и многочисленные вспомогательные орудия подавляли огонь по судну, смертоносное Нова-орудие на носу давало залп за залпом, вызывая угрозу перегрева, по направлению движения судна. Ангары беспрерывным потоком покидали и возвращались обратно Штормовые Птицы, доставляя контратакующих Десантников. Дропподы, бесполезные в столь плотном огне, ожидали своей очереди.
Ситуация была тяжела. Но Астартес, со всем своим сверхчеловеческим упорством и живучестью, наступали на врага. Будь то демон, мутант или киборг, Карающий Меч Императора косил всех без разбору.

Но ситуация становилась всё более тяжкой с каждой минутой боев. Пустотные щиты таяли, повреждения наносились уже сверхпрочному корпусу; космодесант на "земле" возводил укрепления из разбитых боевых машин и танков, заметно замедлив ответную атаку на слишком многочисленные огневые точки. Несмотря на техническое превосходство и мощь бортовых орудий флагмана, ряды Кровавых Ангелов редели, а в ответном огне противника всё чаще замечалось подражание манере ведения боя Астартес.
Ангел не мог смотреть, как бесславно гибнут его дети, окруженные полчищами чудовищ. Он также понимал, что если сейчас ситуацию не переломить не удастся, то дальнейшее может превратиться в затяжную окопную войну на несколько недель, если не больше. Но в конце концов, интуитивно примарх это понимал, их задавят числом.
Потому, когда служители помогли ему облачится в боевой доспех, Сангвиний, Ангел, примарх Девятого легиона Легионес Астартес, на златом, словно сам корабль, десантном судне, вместе с отрядом избранных детей Баала в терминаторском облачении, принял решение и последней высадке и решительном наступление.

И ступил Ангел на земли Адские, и засияло в мрачной преисподне Солнце: то свет Императора, дарованный каждому из его детей, загорелся в Сангвиние. И дети его,  как один, ощутив его присутствие, воспряли духом. И Кровавые Ангелы перешли в наступление,

+1

3

Что-то было не так. Весь Ад словно содрогнулся - не только земля пошла вибрацией, но и само пространство подёргивалось, словно брошенный в воду камень разносил круги по воде. И судя по тому, как пространство содрогалось слишком продолжительно...камень был здоровенный. И в этот момент он увидел, как материализуется огромное судно в очень умно подобранном демонами месте - вокруг были лишь многокилометровые скалы жуткой толщины, и корабль мог продвигаться только вперёд, вверх и вниз, что оставляло его уязвимым для атак. Вдобавок, тут не было "вверх" и "вниз", были лишь новые круги Ада.
Визор приблизил изображение и осторожно настроил картинку, чтобы легче было понимать, что происходит. Корабль был не из таких, которые использовались ОАК, и не был демонического происхождения - потому что корабли Ада спускались и поднимались отовсюду, ведя огонь красным потоками мощных энергетических установок. Сделаные из костей, мяса, стали и камня, эти корабли неправильной и отторгающей формы больше походили на летающих зверей, нежели на корабли, и неизвестное судно они штурмовали с невиданной яростью. Судно, впрочем, давало отпор, и пока что ситуация была патовой, но из-за защитного поля, отражающего атаки.
Битва была невероятной. Десантные корабли ненормальных размеров сплавляли на плато, окружавшем "Каплю", бросая в бой бронетехнику с космодесантников, казавшихся Палачу слишком малыми фигурками. Видимо, наземные силы должны отвлекать внимание от демонов, которых было непомерно много - больше всего, конечно, проблем доставляли арчивали, которые воскрешали павших демонов прямо во время боя, чего нельзя было сказать о космодесанте - их никто воскрешать не будет. С другой стороны, бронетехники у демонов не было, и пока что всё это выглядело войной на истощение. В пользу демонов.
Корабль нужно было вывести отсюда, но из Ада он никуда не денется - его будут преследовать и заставлять маневрировать в новые ловушки. Однако...существовал путь. Неприятный, конечно, и такого Палач даже и не подумал бы делать ранее, но времена меняются. Спрыгнув вниз с висящей в воздухе каменюки, Палач на всех парах побежал в сторону единственного места в Аду, от которого сейчас зависела судьба "Алой Капли".

Деймос в Аду

https://i.gyazo.com/cc06f41003cd15e3f21af9dfa97c2777.png

Башня Бабеля. Единственное в Аду место, которое было связано с физическим миром очень плотно, что в прошлом он служил мостом между измерением демонов и вселенной, медленно поглощая в себя спутник Марса, Деймос. Однако со смертью стража портала, одного из Кибердемонов старых моделей, портал не закрылся, более того - Деймос был перенесён в Ад вместе с Башней, пусть и куском. Однако существовал способ открыть портал в физический мир из этого куска Деймоса, и вот уж чего Палач не думал бы сделать, так это открыть демонам доступ в физический мир. Однако закрыть портал вполне можно будет...для начала нужно будет отправить приглашение.
Он бежал так быстро, как мог - не зная усталости, прыгая с уступа на уступ, активируя пентаграммы-порталы, он постепенно приближался к старым лабораториям ОАК. Демоны, между делом, стягивались в сторону корабля, и Палач решил дать им пожить немного - сейчас важно было не дать им себя заметить и не дать им разгадать его план. Однако нужен был сигнал...и что бы это за сигнал мог быть? Долго думать, впрочем, не пришлось - очередной телепорт перенёс Палача прямо на место поклонения местному высшему демону. Как обычно бывало, главный дядька отсутствовал, появляясь только ради того, чтобы принять дары от низших демонов и наградить особо отличившихся. И так получилось, что целая толпа импов резко развернулась, округлив свои глаза от удивления при виде их самого страшного кошмара. А Палач сходу открыл огонь из старого плазмомёта - чёрный квадратный ствол изрыгивал целый поток синих плазменных шаров, разрывавших плоть демонов на куски. Буквально за несколько секунд из нескольких десятков импов не осталось ничего, кроме обугленных трупов, а те, кому повезло выжить...им повезло выжить - морпех осматривал большую открытую часовню на предмет важных предметов, забрасывая их в свой громадный разгрузочный рюкзак или цепляя прямо на пояс. Впрочем, для успокоения совести пару импов всё же морпех добил ударами кованого сапога, отправляясь дальше по пути. Времени было мало, очень мало - демоны только начали стягивать свои силы, и пока что шанс вырваться из этой ловушки был. А кусок Деймоса может стать хорошим укреплённым пунктом для обороны.
Он продвигался так около двух стандартных дней, если время в Аду существовало вообще. И больше не вдаль, сколько пытался подняться на кусок Деймоса со старыми лабораториями, пока наконец не отпинал нескольких демонов, заставив их провести туда портал. Демоны, конечно, согласились, но и погибли сразу же по исполнению договора от отравления плазмой. Оказавшись наконец на вершине Башни Бабеля, морпех принялся собирать всё нужное для того, чтобы послать мощный сигнал, который также должен был служить и маяком. На это ушло ещё около дня, пока морпех собирал оборудование из лабораторий ОАК. В Аду распространялись радиосигналы, что не могло не радовать, однако их могли перехватить чёртовы демоны. Плюс то шоу, что морпех подготовил для корабля...это точно привлечёт внимание демонов к забытой Башне. Расположив оборудование для связи на вершине Башни, морпех настроил радиотехнику на очень умную вещь - аппаратура имела опцию отсылки сигнала, усиливая свой сигнал и звучание по мере приближения к источнику самого сигнала, что явно помогло бы при решении вопросов языкового барьера. Но одной аппаратуры было мало, на самом деле, в дело пошли энергии самого Ада и немного смекалки и знаний морпеха. Нужно было вырезать символ на камне, и камень Башни отлично для этого подходил, после чего наполнить символ кровью демонов, которым не повезло попасться Палачу Рока до этого. Когда же всё это будет сделано, нужно выгравировать нужные руны, а затем просто установить несколько энергоячеек местного производства.
Как итог - аппаратура начала слать сигнал на всех частотах, будучи грубо связаной с одной из демонических батареек (красные молнии по радио были совершенно нормальным явлением), и над Башней вверх устремился символ в виде мёртвой демонической морды внутри круга, да ещё и с пересекающей морду диагональной линией. Молча спрятав оружие тут и там на огромной и просторной вершине Башни, Палач проверил заряд плазмомёта и хрустнул шеей, ожидая того, как быстро до демонов допрёт, что у них открылся второй фронт.

+1

4

Кровь. Всё было наполнено кровью.
Небеса цвета крови кишели ужасающими летающими тварями, которых тяжело было назвать живыми; встречаясь с ними, снаряд макро-пушки проходил их насквозь, впиваясь в окружающие судно пики. Земля под керамитовыми доспехами, бурая и рыхлая от количества пролитой крови; скалы, словно клыки кровожадного зверя, пронзающие небеса; огромное алое Око Терры, гневно надзирающее за битвой с борта космического крейсера. Знамена, украшенные каплями крови, и рубиновые украшение в форме капель крови.
Болты при попадании глубоко вонзались в плоть, а местами и импланты демонов, детонируя. Огненные реки прометия испускали в небеса струи дыма; вспышки мэльт и волкитового оружия освещали ущелья меж скал. Всюду струился кровавый туман; воздух был наполнен кровью и криками боли. Стрекотали станковые болтеры, гремели при старте ракеты, рокотали тяжелые болтеры; с невыносимым визгом впивались в плоть пиломечи и с потрескиванием энергетического поля разрезали плоть и железо силовые мечи. Шипели огнемёты, волкитовое пламя окутывало тела. Изредка ослепительно ярко сверкали ланс-излучатели, испепеляя за раз целые отряды неприятеля; проносились по воздуху десантные корабли, окутанные пламенем.
Кровь.
Крови было настолько много, что Алчущий меч, грозный двуручный меч в руках Ангела, стал чёрным на конец первого дня сражений. Копье, выполненнок в форме пустой внутри капли крови, способное материализовать психосилы владельца в луч испепеляющей энергии, щадящей только тех, в ком течёт кровь Сангвиния, озаряло поле битвы три дня к ряду. Белоснежные крылья Ангела побагровели и отяжелели, что не мешало, однако, примарху вздыматься в небеса. Обагренный кровью сыновей и врагов, от его руки, от его меча и копья, обитатели Ада гибли сотнями; гибли для того, что бы их место заняли другие.
Алчущий Меч, тяжелый клинок из сверхпрочных сплавов, испил и крови Кровавых Ангелов. Псайкеры, сдерживавшие свои способности, ежесекундно находились в опасности потерять контроль над собой и стать одержимыми темной демонической волей. Тех библиариев, что в разгар битвы пали под натиском демонов, настигало смертоносное огромное лезвие, избавляя от мучений.
С каждым днём число поддавшихся медленно, но неустанно росло. Бессильный, Сангвиний дарил последнюю милость своим сынам, и черная ярость наполняла его сердце. К исходу третьего дня, впав в раж, сияние Сына Императора переместилось в стан врага, сея смерть и разрушение и позволяя астартес продвигаться дальше, соблюдая дистанция.

Когда небеса осветил маяк, к началу четвертого дня, построившись клином, исполинское судно в окружении эскорта начало прорыв; на земле оставшиеся в живых космические десантники перегруппировались, и при поддержке огнём флота, начали массовое наступление к башне. Во главе клина, в небесах, сражался Ангел, и молнии подобны были лучи энергии, что посылало копье в его руках вниз, вычищая дрогнувшие ряды от порождений Ада.

+1

5

Демоны придут за ним, это точно. После такого они точно придут...но их явно не будет столько, как в той ловушке. Нет, они будут прибывать случайными группами, исходя из того, кто будет ближе всего к этому позабытому и проклятому демонами месту, где погиб один из их чемпионов вместе с несколькими сотнями демонов разных рангов...и ещё несколько сотен до этого. До сих пор здесь красовались следы от выстрелов из ракетомётов кибердемона и морпеха по всей огромной крыше и полуразвалившимся колоннам с демоническими рунами - это место было заброшено очень давно, и то, что оно тут стояло до сих пор, было необъяснимым чудом. А ведь когда-то здесь была жуткая битва с тварью, которая просто отказывалась умирать...
Раздался множественный шёпот от постепенно рисовавшихся пентаграмм. Гости не заставили себя ждать, и вскоре крыша заполонилась первой - и явно не последней - волной демонов, которые искали устройство передачи сигнала, как и способ прекратить маяк работать. Пока что это были слабые импы, и у морпеха уже появилась мысль о том, что он с ними сделает. Выбежав из-за укрытия, Палач перекатился вперёд, припав на колено и открывая по демонам огонь из плазмомёта, заставляя тех врасплох. Конечно, часть ушла от синих шаров, но это означало больше веселья, поскольку морпех принялся гнаться за выжившими импами и ломать им конечности. Когда первая партия демонов была побеждена, морпех принялся за работу, наполняя Башню воплями демонов.
Прибывший второй отряд обнаружил довольно жуткую картину - у "маяка" на самодельных крестах были распятые импы, шесть штук, и кровь демонов стекала в желобки высеченного в камне символа. И этого хватило, чтобы Палач успел выстрелить из ракетомёта прямо в появившуся толпу, раскидывая уже демонов немного покруче направо-налево одним залпом...однако он упустил совершенно нового ублюдка, который вовремя ушёл резким полётом в сторону. Раскинув руки в сторону, странная тварь оскалилась в невероятной ярости, одновременно с этим открывая два небольших кратковременных портала с двумя ревенантами - закованными в броню и имевшие реактивный ранец скелетами, стреляющие самонаводящимися ракетами из наплечных установок.
Теперь это будет веселее. Пока ревенанты гоняли морпеха, выкинувшего ракетомёт в сторону и снявшего с рюкзака автоматическую винтовку, Призыватель принялся за свою работу, быстро рисуя шестиконечную звезду на камне и наполняя её нечестивыми рунами. Высунувшись из укрытия и рванув в сторону демона, морпех бежал как только мог, хотя четыре ракеты его быстро нагоняли. Впрочем, перекатившись под Призывателем и сместившись вместе с ним, Палач с большим удовольствием наблюдал за ударом ракет по Призывателю, резко приунывшему от такого поворота событий. Чтобы разбавить уныние, морпех со всей силы наступил на голову демона, превращая её в склизкое нечто.
Далее была проблема ревенантов.

Когда корабль уже начал входить в пределы вырванного клочка Деймоса, демоны столкнулись с некоторыми проблемами. Во-первых, теперь они не могли атаковать снизу - сильно мешал ландшафт. Во-вторых, добраться до этого материка можно было только телепортацией и воздушным путём, последнее было не лучшим вариантом из-за того же ландшафта. Третьей плохой новостью было то, что демоны не могли переть сверху над Деймосом, который из-за своей массы и прочих магических свойств оставил огромный физический след, из-за чего и телепортация была ограниченной.
И когда "Алая Капля" смогла увидеть крышу Башни Бабеля, то им открылась сцена довольно ужасающей битвы - вся поверхность башни была усеяна трупами демонов разного калибра, тут даже парочка огромных краснокожих пятиметровых Баронов Ада лежала, у одного из которых не хватало головы, а у второго была пробита грудь и вырвано сердце, судя по всему. Битва между тем на крыше Башни не затихала - тут и там слышились взрывы от ударов ракет, появлялись новые трупы, с которыми Палач расправлялся особенно жестоко, войдя в раж. Хотя по виду он был уже серьёзно измождён - броня была сильно повреждена, да и двигался он с каждым ударом всё медленнее и медленнее, хотя неумолимости не убавлялось совсем. Демоны это понимали, и сражались с куда большей яростью, чем против космодесанта, и это было частично справедливо - дети Сангвиния не знали ничего о том, что происходило в Аду, а один Палач преследовал их слишком долго, настолько долго, что некоторые демоны начали познавать чувства страха.
Быстрый, без капли жалости, вооружённый до зубов, с жуткой силой и делавший примеры из демонов вокруг себя...он был хуже демонов. Палач говорил языком насилия, его словами были выстрелы, его знаками была абсолютно ненужная жестокость перед тем, как окончательно убить очередного противника. И в один из моментов, когда конец тень от "Алой Капли" затмила Башню полностью, Палач посмотрел наверх. Стоя в побитой, опалёной и дымящейся броне, покрытый кровью демонов, он просто смотрел наверх и ждал, благо что пока что не было больше противников вокруг. Палач стоял и ждал того, что сделает это судно, поскольку было ясно и так всё, с его точки зрения.
Оставалось понять, что спустится - делегация пришельцев или же удар их ужасающими орудиями по крыше Башни.

+1

6

У Башни, по неведомым причинам, натиск орд сильно ослабел: если ранее ландшафт не был, казалось, помехой для местных обитателей, то сейчас нечто, помимо сплошных пик, не давало им пройти. И Кровавые Ангелы это оценили.
Первая рота, достигшая подножия Башни, начала выбивать дурь из еще разрозненных демонических сил, прибывающих, похоже, с другого конца. Выбивали буквально, используя пиломечи и силовые кулаки, оставляя останки демонов на всех поверхностях, какие только можно было испачкать. За первой ротой пришла вторая, за второй - еще две, и постепенно, почувствовав ослабевающий натиск, весь высадившийся легион занял подножие здания, укрепляя позиции. Несколько рот начали подъем наверх, продолжая закрепление в здании. Место, полное отчаяния, внезапно показалось десанту не таким уж и безнадежным.

Око Терры, огромных размеров красный глаз с черным, бездонным узким зрачком, пересекающим око вертикально, нависло над вершиной башни. Подойдя на максимально близкую дистанцию с безопасной зоне, боевой корабль наконец мог полностью состредоточиться на летающих целях, сотрясая воздух залпами макро и ланс батарей. Наконец показались перехватчики - покрупнее десантных транспортов, но все еще меньше патрульного корабля, эти маленькие, но хорошо вооруженные самолеты вступили в воздушный бой, к которому вскоре подключились и наземные силы, изредка давая залпы из тяжелого вооружения.
И потом грянул свет.
Линкоры класса Глориана, вполне вероятно, имели прожекторы и иные способы осветить пространство вокруг себя, включая зондов-авгуров и прочие чудеса технического прогресса, доступные Империуму. Но никакой источник света не мог сравниться с тем, что источал из себя Ангел. Окруженный сиянием подобным тому, что окутывало Императора, в златой броне и шкуре зверя, используемой как накидка, белокрылый воитель медленно спустился на верхнюю площадку. Подняв одной рукой исполинский меч, Сангвиний указал им на морпеха.
Несомненно, сенсоры корабля давно заметили этого человека. Несомненно, золото и украшения скрывали куда больше технологий, чем на первый взгляд. И семиметровый меч не обрушился с небес на измазанного кровью лишь потому, что восстановленная связь вовремя предупредила Лучезарного о том, что ждёт его на вершине Башни. Кто ждёт его там. И сообщила о том, что Навигаторы в стабильном состоянии, что подействовало на примарха отрезвляющее, напомнив о том, где находится его легион и в каком положении.

- Смертный, - несмотря на грохот битвы внизу, голос гиганта в доспехах звучал достаточно четко. - Ты привёл моих детей сюда, и наше спасение стоило тебе немалых усилий, судя по следам, что остались на твоей броне. Но кто ты, и для чего вывел нас сюда, сын человечества?

+1

7

Стоит признать, что сцена в принципе со стороны была невероятной для потенциальных наблюдателей - огромных размеров ангел с подобающим ему мечом, висевший в воздухе и сияющий чистотой, и стоявший среди трупов и крови простой человек. Хотя...может уже давно не простой.
Огромный корабль и невероятные размеры самих воинов и их машин впечатлили Палача довольно серьёзно, поскольку тот следил за спусками десантных кораблей и слышал звуки выстрелов, которые доносились изнутри Башни - космодесант сражался с демонами, которые успели найти другие способы попасть внутрь, но не рассчитали того, что их будут прижимать со стороны входа, поэтому они бежали наверх по гигантской лестнице, пытаясь скрыться в огромных комнатах и коридорах, но все попытки демонов спастись были тщетны.
Часть, впрочем, выбежала на крышу, как раз во время вопроса примарха. Импы, неизвестные козлоподобные демоны со встроенными плазмомётами в руках, и даже арчиваль, который поднимал демонов так быстро, как только мог. Покосившись сперва на небольшую толпу, а потом на огромного примарха-серафима, Палач молча пошёл к одной из нечестивых колонн, где было спрятано за горой камней самое лучше оружие для разбирательств с демонами.
Демоны прижимали космодесант, заняв позиции на крыше и пока не сдаваясь, однако они разом прекратили на время стрелять, когда услышали до боли знакомый звук бензопилы, раздавшийся слишком близко. Первым пал арчиваль - развернувшийся двухметровый демон не успел ничего сделать, когда в его живот вошли лезвия пилы, кромсавшие плоть и кости. Бензопила без особого труда прошла путь вверх, выйдя из плеча уже погибшего демона, разбрызгивая вокруг его остатки. Пнув труп ногой, Палач отбросил бензопилу в сторону и принялся вести огонь из плазмомёта, постоянно уходя и перекатываясь как от демонических выстрелов, так и от снарядов космодесанта - огонь по своим при перекрёстной стрельбе никто не отменял. Когда последняя группа демонов была уничтожена, Палач подошёл к трупу арчиваля, выдирая его голову от тела окончательно, после чего с головой демона в руках морпех подошёл к явно ожидавшему ответа Сангвинию.
Он ничего не понял из того, что было сказано примархом - мешал языковой барьер - однако то, что огромное существо не убило его сразу, говорило уже о многом. Подняв голову демона в руке повыше, Палач вскоре уронил её на пол и размозжил ударом ботинка, опуская свой плазмомёт дулом вниз. Он не мог говорить, но разве слова сейчас были нужны? Он привык говорить действиями, и объединиться с этими воинами из другого мира было бы разумно.
У них уже было кое-что общее - они ненавидели демонов.

Демоны Ада отличались тем, что применяли и магию, и новые технологии. Там, где подводила техника, справлялись молебны. Там, где магии было мало, её дополняли железом. Поэтому не удивительно, что во время боя некоторых космодесантников утащили - живыми или мёртвыми - в небольшой тюремный комплекс, где их держали с помощью заклятий и мощных цепей. Мёртвых космодесантников демоны методично разбирали на части, изучая их доспехи и устройство органов, а изучая трофейное оружие, живых же ждали допросы или попытки совращения, чтобы овладеть их телами.
Однако демоны также отличались и другим. Они были созданиями ненависти и жажды власти, поэтому были нередки случаи сражений демонов друг с другом как во время боя и вторжений, так и между ними. Поэтому один очень хитрый сукин сын решил, что всё трофейное лучше достанется ему, как и все секреты, чтобы с ними завоевать Ад для себя - никто бы не отказался от такой выпадающей раз в жизни возможности. Небольшое королевство этого демона-царька обладало не только методами "разбора" бравого космодесанта, но и кузнями с подобающим персоналом. Демоны-кузнецы вскоре получили заказ, от которого у них загорелись глаза. Тела космодесантников только начали давать ответы на многие вопросы, и явно пройдёт ещё немало времени, чтобы понять полностью их устройство, однако уже сейчас небольшое королевство начинало снаряжать своих демонов совершенно новыми вещами. Конечно, не каждый демон будет удостоен такой чести - многие слабаки пойдут под нож жертвенных алтарей, однако те, что выживут и покажут себя достойными, будут в праве носить на себе невероятную мощь.
Мощь, которая возможно поможет им уничтожить Палача Рока раз и навсегда.

+1

8

Когда кровавые ошметки наконец опали на поверхность площадки, и вонь жареного мяса сменилась вонью от разбитой демонической головы, по лестнице загрохотали тяжелые керамитовые сапоги. Показались массивные плечевые пластины и основной блок брони, защищающий верхнюю часть тела. Шлемы, закрывающие головы космодесантников, больше походили на древнетерранские шлемы рыцарей почивших эпох; у одного из терминаторов шлема не было вообще: края закрытого листами брони лица занимали порты и железные клемы, уходящие под кожу. Светлые, коротко остриженные волосы почернели от спекшейся крови. Пять бойцов в тяжелой броне поднялись выше уровня пола и развернулись к залитой кровью площадке, мигом наставив оружие на незнакомца подле примарха. Смертоносное и громадное для смертного человека оружие, что, похоже, являлось частью предплечного сегмента брони: многоствольные автопушки; еще не остывшие от жара огнемёты; штурм-болтеры, казавшиеся миниатюрными по сравнению с более тяжелым вооружением. Затихший пилокулак одного из астартес голодно взвыл, включившись.
Ангел, до сего разве что скромно вычистивший лучом энергии из копья мелких демонов, поднял руку, не давая начаться новому бою. Оружие тут же опустилось.
- Мой лорд, - капитан взвода вышел вперёд, заговорив, и стараясь не смотреть в сторону странного пришельца. - Мы сумели закрепится в этом месте, и сейчас тактические отряды вместе с терминаторами зачищают этажи. Что нам делать, милорд?
- Доставьте небоеспособных солдат на борт корабля и приготовьтесь к дальнейшему продвижению, - Сангвиний снова обратил свой взгляд к морпеху, изучая того. - И доставьте сюда технодесантника. И чистый болтер.
Капитан кивнул и повернулся к отряду, позволяя оценить всё великие технологий человечества со всех сторон. Так как вооружен он был штурм-болтером и силовой булавой, то смотреть оставалось лишь на пышущую жаром систему охлаждения костюма, а не бак с прометием или патронаж для болтерного оружия размером с человека.
Терминаторы начали расходится по крыше, занимая наиболее удобные точки для ведения огня. Пока приказы передавались по внутренней связи, грохотали болтеры и раздавались крики по всей башне, наверх повисло затягивающееся молчание. Ангел вложил меч в ножны, впервые за трое суток, и обвёл копьем окружающий пейзаж, пытаясь пробить языковой барьер до того, как явится технодесантник, дополняя окружающие слова простыми жестами:
- Ответь мне, солдат. Что это за место?

+1

9

Он спокойно дал себя окружить, оценивая оружие и броню космодесанта...как впрочем и их рост - эти воины могли сражаться конечно куда дольше, и нести оружия больше и мощнее на себе, однако всё же они были крупной мишенью, и не сказать чтобы слишком манёвренной и быстрой. И броня их держала удары куда хуже, чем комплект морпеха, судя по всему. Впрочем, примарх остановил потенциальное насилие одним взмахом руки, хотя Палач успел до этого недобро хрустнуть шеей, показывая дичайшее презрение с запугиванию и устрашению.
Поздно было пугаться.
Судя по тому, как к нему обратился примарх в вопросительной форме, да ещё обводя рукой окружающие пейзажи, тот явно хотел знать, где он находится и получить некоторые объяснения. Что ж, лучшим способом рассказать об этом было бы показать напрямую, так что морпех молча махнул рукой примарху следовать за собой. Подойдя к краю башни, морпех указал рукой на некоторые старые здания лабораторий ОАК, соседствующие со зданиями явно демонического происхождения. Но сейчас морпех указывал на здание, состоящие из плоского круга с четырьями присоединёнными к нему плоскими кругами поменьше, которое даже отсюда казалось малость развалившимся. После некоторого обдумывания, морпех ткнул пальцем на один из транспортных кораблей, после чего ткнул пальцем в сторону странного здания. Намёк явно был понятен.

Серая каменистая поверхность Деймоса была невыразительна от слова совсем. Вокруг были лишь горы да плато от врезавшихся в поверхность планетоида астероидов. Сейчас, впрочем, после попадания в Ад, Деймос был другим...точнее то, что от него осталось. Земли вокруг различных строение и алтарей демонов и их служителей становились такими же, как и в этом измерении - треснувшими, неказистыми, просто противными. Постепенно приближался вид коммандного центра, который пожалуй только внешне выглядел нормальным, пускай и развалившимся малость от бойни, что тут была давно.
Внутри никого не было, хотя Палач никогда не позволял себе расслабляться в слишком тихих местах, и особенно местах, к которым прикасался Ад. А здесь он прикоснулся серьёзно - внутри разрушенных обычных коридоров из холодного металла попадались места, где они заменялись стенами из живой пульсирующей плоти или серо-зелёного камня с демоническими рунами и мордами. На них пока что не нападали, Ад явно собирал силы для следующего удара, так что время ещё было.
Поднявшись по лестнице наверх, морпех с трудом открыл двери в, собственно, сам центр, где хранились компьютеры и базы данных. Конечно же, на случай лишения энергии были способы запитать помещение и включить системы, и хорошо что осталась лишняя энергобатарея. Её мощности - как оказалось после грубоватой вставки в трансформатор - вполне хватило чтобы запустить все компьютеры в центре, поэтому вскоре заработали голографические интерфейсы. Поводив руками на одном из компьютеров туда-сюда, морпеха вскоре подозвал рукой примарха, чтобы тот посмотрел на видео - благо что из-за языкового барьера тексты будут бесполезны для понимания.
Первая запись повествовала о том, как группа учёных что-то обсуждала с отрядом морпехов в броне, чем-то похожей на броню самого Палача отдалённо. Морпехи были тяжело вооружены и выглядели серьёзно, и достаточно вскоре после инструктажа они вошли в комнату, где работала какая-та машина. Морпехи становились по-одному на указанную учёным панель, и исчезали в зелёной вспышке. Следующий отрывок записи начинался спустя шестнадцать часов, когда из десяти морпехов назад вернулось только трое, и все с явными следами помешательства, вырезанными прямо на коже символами и кричащами какой-то бред. Довольно скоро они открыли огонь по персоналу, а из портала начали выбираться твари, уже виденные примархом ранее.
Вторая запись была более жуткой. Два человека из научного персонала показывали небольшой группе собравшихся в какой-то отдалённой комнате две модели - Деймос на орбите Марса и рядом с Фобосом...и кусок Деймоса, который находился нигде. Группа людей что-то обсуждала напряжённо, поглядывая на обе модели спутника Марса и пытаясь понять увиденное. Довольно неожиданно раздался какой-то шум, и камера снимавшего переместилась в сторону вентиляции, откуда вылетели огненные черепа. Поднялся жуткий ор, люди в панике пытались убежать хоть куда, однако черепа налетали на людей, кусали их, тащили поближе к своим, где один из черепов нагло влетал внутрь тела человека. Запись прекратилась на моменте, когда такой черепок влетел в стороны камеры.
Последняя, третья запись, была набором данных, которые довольно ясно позволяли понять что это место - иное в принципе измерение, без видимых границ и с другими законами физики и прочего. Данные об измерении Ада сверялись вместе с данными физической вселенной на наглядной голографической модели. Довольно вскоре пояснительный поток данных прекратился, и появилась небольшая трёхмерная модель Деймоса, висящего в пустоте вместе с частью ландшафта.
Под всем этим делом была чёткая и недвусмысленная приписка "Ад" на английском языке. Однако, может примарх сможет сопоставить два и два.

+1

10

Древние терраны имели множество догадок о том, что светило ночью с купола небес. Звёзды воспринимались разными народами по-разному: кто-то видел в них души умерших друзей, кто-то - небесных духов, кто-то - богов, управлявших их судьбами с небес; люди верили в то, что купол небес - это чудесное место, чья красота и глубина будоражила их умы многие столетия. Звёзды указывали путь путешественникам и дарили надежду обреченным. К ним стремились, их почитали; их возносили до уровня божеств поэты и писатели. Интерес к небесному телу, что светило из далекого космоса, с развитием человечества не угасал, а напротив, лишь разгорался. За право первыми достичь небес цивилизации готовы были развязать кровопролитную войну. И даже покинув родную планету, выйдя за пределы Солнечной системы, человека непреодолимо тянуло вдаль, в холодные просторы, на далекий свет догорающего светила.
Лишь когда нога человека ступила на иной, чужеродный мир, за сотни световых лет от дома, благоволение сменилось первобытным страхом, и всепоглощающий ужас обуял человечество; и восстало оно в безумии против самого себя, когда галактика явила им свой истинный лик. Лишь многим после, то, что встретили первые колонисты, замкнули в слова летописцы объединенной Терры:
"В холодном ваакуме космоса никто не услышит твой крик".

Так размышлял Ангел, паря вслед за Штормовой Птицей. Тишина, сверхъестественная тишина, которую нарушал лишь рёв двигателей транспортного судна, давила на сознание, порождая странные образы. Пустые здания, окруженные пораженными участками мертвой почвы, следы разрушения тут и там... этот мир не давал покоя примарху. Что-то казалось в нём неправильным, неестественным. Он видел множество мертвых и необитаемых планет, на пустынях которых потомки терранского рода цеплялись за жизнь; видел миры, опустошенные ужасными ксеносами; видел миры, которые подверглись орбитальной бомбардировке. Но этот...
Словно комплекс под ними не был частью этого мира, и этот мир не был частью его. Будто их неумело совместили.
Такие подозрения лишь усилились после того, как морпех провёл исследовательскую экспедицию в разрушенный командный пункт - на что указывали сканирования местности и заключения логисов из Адептус Механикус. Стены, снаружи казавшиеся попросту давно заброшенными, изнутри были искорежены... нет, искажены какой-то силой на свой манер. От вида живой плоти, сливающейся со стенами корпуса, десантники стали чаще оглядываться и смотреть на ауспексы. Технодесантник, в ожидании которого пришлось на какие-то минуты задержать отлёт, пробормотал что-то неразборчивое, не сумев скрыть своего негодования. Механодендриты, торчавшие из-за его спины, подергивались. Куда бы не вёл их этот странный спаситель, место, в которое они попали, нравилось Ангелу всё меньше.
Когда двери, ведущие к хранилищу данных, были открыты, отряд неспешно вошел вслед за морпехом. Пока он возился с питанием зала, что вызвало немалое возмущение у технодесантника, остальные члены отряда - тактическая пехота и взвод всё тех же терминаторов - расстредоточились, оценивая состояние этого зала. Терминалы, хранилища данных и стены - всё было буквально пропитано чем-то... древним. Все эти системы, формы, архитектура - легион Кровавых Ангелов не просто исследовал очередной мир. Он исследовал историю человеческой расы, даже не подозревая об этом.
Прозрение, вместе с холодным ужасом, пришло потом.
А сперва морпех показал им записи - записи того, как люди послали на верную гибель и изучение неизвестного вооруженный отряд, и то, чем это обернулось для изыскателей. Когда воспроизводилась вторая запись, Сангвиний взмахом руки подозвал технодесантника. Поиск в базе данных Алой Капли и перевод древнего языка займет время, но даже без него было понятно, что наблюдаемое учеными - за кого их принимал примарх - явление не было нормальным. Более того, планета казалось Сангвинию смутно знакомой. Мертвая пустыня с двумя спутниками неправильной формы...
Ответ пришел с громким вдохом технодесатника, когда тот сумел сопоставить данные.
- Марс... - слабо прошептал он, не в силах поверить тому, что он видит. - Мой повелитель... это Марс. Марс, каким он был до первых терраформирований!
Крики и панические метания ученых ускользнули от внимания примарха: его взор, прикованный к изображению, блуждал где-то далеко за ним.
Марс. Центральная кузница всего Империума, что непрерывными потоками поставляла оружием, припасами и броней Легионес Астартес. Третья планета от звезды системы Солар, Сегментума Солар. Столица Марсианской Империи, ныне покорной Императору, и сосед самой почитаемой планеты в галактике двадцать девятого тысячелетия.
Терры.
Марс, что он увидел, не принадлежал к его времени. Не к временам, когда его террамормировали впервые. Задолго до эры Тёмных Технологий, задолго до того, как человечество покинуло пределы системы Солар. Марс времён первой колонизации, возможно, даже до имперского летоисчисления. Марс, чей спутник стал открытыми вратами в бездну. Когда вместо видеозаписей начались транслироваться диаграммы, графики и просто числа, Сангвиний сделал шаг назад, позволяю технодесантнику больше простора для действий. Взгляд белокрылого примарха все еще блуждал в дали. От зарождающегося чувства страха его спас сухой голос логиса, рапортовавшего с борта линкора о подтверждении нахождения в архивах языковых файлов. Пока шла передача, астартес возился в древним интерфейсом.
- ...Деймос, - взгляд примарха стал осмысленным, но голос все еще был тихим, медленно становясь сильнее. Передатчик с легким треском заработал, преобразовывая Высокий Готик в последнее известное Терре наречие Мериканского континента.  - Марс. Мы почти дома.

+1

11

Морпех между делом бросал взгляды изредка на примарха, поскольку только его лицо было открыто и выказывало эмоции. И ясно было, что этому огромному воину явно из другого мира не по себе от новостей, однако нужно было его отвлечь от мыслей - Палач подошёл к примарху и постучал костяшками кулаков по броне, привлекая внимание к себе, после чего морпех отошёл в сторону одного из терминалов, поднимая камеры наблюдения.
Это были лаборатории Деймоса, которые находились буквально на горизонте, если посмотреть из обзорного окна наружу в сторону востока. Камеры работали с перебоями, что было неудивительно совсем, однако энергия для их питания ещё была каким-то образом - явно работали электростанции холодного синтеза и на основе энергий самого Ада. Попереключав мониторы, морпех вскоре вывел на экран знакомое по первой записи помещение, в котором находилась телепортационная установка. Поначалу ничего не происходило, однако вскоре вспыхнула пентаграмма, из которой выполз первый демон, и спустя пять секунд второй...третий...каждые пять секунд прибывал новый демон на этот осколок Деймоса, исчезая из поля зрения камеры. Но это не были все проблемы, поскольку морпех резко прильнул к монитору, не поверив своим глазам от того, что он сейчас увидел.
Типичный Рыцарь Ада ходил в броне космодесанта, буквально вживлённой в его плоть. Броня конечно была перекрашена в чёрно-красно-серые тона и имела тучу нечестивых символов на себе, но это уже было проблемой что такой Рыцарь был не один. Вышедшие из порталов козлоподобные демоны, чуть выше роста Палача, имели вживлённые в руку орудия, похожие на стандартные болтеры, только дуло изнутри светилось красноватым светом. А когда вылезли манкубусы - огромные жирные демоны с серой кожей, вживлённой в тело бронёй и тяжёлым орудиями в руках - то тут должно было стать плохо всем, поскольку они несли на себе нечто похожее на спаренные мельты в обеих руках, судя по тестовому залпу одной из этих тварей. Вышедших из порталов ревенантов на первый взгляд не изменили, однако вскоре обнаружилось что это не так - теперь у них были куски керамитовой брони на руках с прикреплённым штурм-болтерами, и это вдобавок к уже ужасающим самонаводящимся ракетным установкам. И вышло ещё несколько новых подвидов демонов, с которыми морпех не сталкивался раньше, но выглядевшие уже жутко - вышли несколько высоких и мускулистых урода с вживлёнными в руку пиломечом. Блеск.
Отойдя от экрана, морпех посмотрел в сторону лабораторий Деймоса задумчиво. Простая математика - по одному демону в пять секунд равнялось двенадцати демонам за минуту, а двенадцать демонов в минуту равнялись семиста двадцати за час. Учитывая, что это были не простые твари, а перенявшие технологии Астартес, это были большие проблемы, однако всегда был способ разрешить любое вторжение Ада - вторгнуться к ним и закрыть портал изнутри, поскольку снаружи это не даст никакого результата. Поэтому морпех, чтобы примарх видел, ткнул пальцем в сторону портала, а затем сделал двумя пальцами жест "двигаться", опустив указательный и средний пальцы вниз, принявшись водить ими вперёд-назад, после чего ещё раз ткнул в сторону работавшей телепортационной установки. Выключать её было бесполезно - они были у себя дома, и вторжение нужно было прекратить только с их стороны.
Что, конечно, не будет легко. Палач видел эти жуткие виды вооружения, которые несли Астартес на себе, и чтобы как-то ответить на этих новых демонов, Палачу требовалось обновить арсенал тоже. С этими мыслями он и потопал в сторону арсенальной, исчезнув из пункта коммандования на некоторое время. Вернулся же морпех с тяжёлым вооружением - громадный разгрузочный рюкзак нёс на себе не только аммуницию внутри, но также его облепили несколько видов вооружения, вроде ручного ракетомёта с барабанным магазином, двустволки...а на спинке рюкзака висело произведение искусства в белой броне из титана. В руках морпех нёс стандартную штурмовую винтовку, и казалось что его вообще не волнует весь этот ужасающий вес оружия и патронов - то ли он был настолько силён, то ли костюм и рюкзак помогали. Положив винтовку на стол, морпех вскоре осторожно положил БФГ-9000...и малость завис. Нужно было как-то передать принцип работы БФГ на примере, потому что микропроцессор в заряде будет нацеливаться на сигнатуры морпехов вместе с демонами, что нанесёт больше вреда, нежели пользы. Пошарив оружие, морпех вскоре вынул небольшое устройство памяти, вставив его в слот чтения и подзывая жестом к себе примарха, ткнув в монитор.
Это была видео-инструкция обращения с оружием, его настройками и принципом работы. Конечно, субтитры и голос были на английском языке, однако видео сопровождалось детальным картинами и анимациями, чтобы даже полный идиот понял, что это такое. Примарх, конечно, не идиот, но картинки сейчас говорили лучше текста, поэтому вскоре тот явно мог понять принцип работы оружия - накапливаемый заряд плазмы с микропроцессором для стрельбы лучами по целям. На моменте, где поясняли, как внести коррективы в систему "свой-чужой" (вместе с показательной анимацией случайного убийства союзников из этого оружия), морпех остановил видео, покосившись на примарха. Нужна была радиочастота или что-то другое, что помогло бы орудию не целиться в космодесант и самого примарха, стреляя только по реальным противникам.

+1

12

Ситуация выходила из-под контроля. Врата, выпускающие демонов, как конвеер, да еще и усиленных технологиями астартес были не штукой. Это было похоже на дурной сон. Ангел долго всматривался в картинку, пытаясь понять, есть ли среди искаженных лиц его легионеры. Даже искаженные, астартес было тяжело спутать с чем-то иным. Но к его облегчению, были использованы лишь броня и оружие, но не плоть десантников, с которых наверняка содрали керамит вместе с карапаксом, мало заботясь о состоянии астертес внутри. Дикость.
Пока морпех обновлял вооружение, в компьютерном зале повисла тишина, нарушаемая лишь тихим гулом работающей техники. Технодесантник возился с консолями, выкачивая из базы данных все с максимально возможной скоростью, тихо бормоча молитвы духу машины. В трещины прорывался ветер, осыпалась с потолка крошка. Сверхчеловеческий мозг был более стойким, нежели разумы смертных, и лишь потому Ангел держал себя в руках. Полноценное вторжение в место, связанное с реальным Марсом, существ, вооруженных по подобию его собственных детей. Волна смерти и разрушения, что могла захлестнуть старую Терру. Пока их спаситель возвращался обратно, примарх установил связь с мостиком "Алой капли", передавая приказы. Когда Палач Рока стал раскладывать свой арсенал, основные силы занимали более удобные позицию для встречи с новой угрозой. Огромная тень от линкора медленно двигалась, разворачиваясь. Вспыхнули огни вспомогательных двигателей, корректирующих положение корабля в пространстве. Остатки комплекса медленно входили в зону поражения макро-батарей.
Когда встала проблема с системой опознания врагов, примарх медленно покачал головой, оборачиваясь к взводам десанта в помещении.
- Передача данных закончена?
- Еще нет, милорд, но скоро завершится, - ответил технодесантник, не поднимая взгляда от консоли.
- Тогда вы покинете корпус и присоединитесь к основным силам сразу после передачи данных. Отправитесь на прибывшей Штормовой Птице, - отдал приказ Ангел, оперев копье на стену зала и отстегивая магнитные зажимы брони на руке. Сняв латную перчатку, под бдительными и шокированными взглядами астартес, примарх взял копье за лезвие, сжав ладонь. Когда сталь начала медленно темнеть, Сангвиний отнял руку, продемонстрировав порез, пересекающий ладонь, и опустил её на оружие. Капли крови медленно растекались по корпусу оружия. Когда примарх отнял ладонь и вернул перчатку на место, по золотой броне словно прошелся луч света, от чего полированные пластины брони засияли и погасли. На сером, гладком корпусе, стремительно исчезали, словно высыхали, алые следы в том месте, куда затекла кровь. Плазменная пушка издавала утвердительный звуковой сигнал.
Примарх, взяв копье, взмахнул рукой морпеху, призвав следовать за собой меж склонивших колени Астартес. Наружу, где их ждала матово-красная Штормовая Птица, на чьих золотых гранях мерцали блики. Когда Палач Рока, кровожадный монстр Ада, поднялся на борт вслед за белокрылым Ангелом, поднялась рампа, шасси  оторвались от земли, и громадный десантный корабль, изнутри выглядевший еще более внушительно с пустыми рядами опор и ярким светом, заливавшим десантный отсек, направился навстречу появившимся ордам. Пока длился полёт, Сангвиний молчал, а его лицо выражало мрачную решимость.
(Музыкальное отступление)
Полёт проходил относительно хорошо - десантный корабль парил над пустынным плато по направлению к цели, накрытый громадной тенью космического линкора. Изнутри, кроме как из узкой кабины пилота, нельзя было понять, что происходит снаружи, но когда палубу начало трясти, а Штормовая Птица начала маневрировать, уклоняясь от огня с земли, стало ясно, что они уже близко. Зарокотали автопушки, палуба накренилась, и раздался приглушенный взрыв, а следом за ним сильней завибрировали стены.
Обнажив меч, Сангвиний медленно, невзирая на тряску и крен палубы, подошел к поднятой рампе. Белоснежные крылья раскрылись и снова сложились за спиной. Палуба снова вздрогнула, грохот орудий стал более громким, и неожиданно рампа рухнула вниз, позволяя сильным встречным потока ворваться внутрь, ударив в лицо. Длинные златые кудри нещадно трепал ветер, но они казались живым продолжением солнечного гала, прикрывавшего шею и затылок примарха. Крылья расправились, наполненные ветром, и белая шкура кошачьего, используемая Ангелом как плащ, хлопала на ветру. мощно оттолкнувшись от палубы, Сангвиний ринулся вперёд, взревев, на демонические орды внизу, покидавшие комплекс.
Штормовая Птица снова вздрогнула и наконец приземлилась, едва успев выпустить шасси. Огонь из автопушек померк по сравнению с канонадой ответного огня.

Отредактировано Sanguinius (21.08.2016 16:43:22)

+1

13

Война.
Уже позабытое давно ощущение масштабности поначалу тревожило чем-то, но недолго. В конце-концов Земля когда была целью вторжения тоже воевала вовсю, и демонам не повезло поставить один из портал в его родном городе. Но он так давно охотился на этих тварей...бродил по открытым полям и посещал их нечестивые города, но всегда это была охота на небольшие группы.
Когда корабль принялся мотаться как ужаленный из стороны в сторону, стало ясно что они попали под жестокий обстрел со стороны противника. Когда рампа раскрылась, то Палач решил пропустить вперёд примарха исходя из соображений уважения, его мощи и размеров. Всё же эти крылья позволяли этому огромному сверхчеловеку летать, да ещё и с жуткой эффективностью...Подождав некоторое время, пока Птица хотя бы немного снизится, Палач выпрыгнул с рампы и принялся падать с высоты шести этажей вниз. Упал палач прямо на подвернувшегося импа, буквально вдавливая бедолагу в каменную поверхность Деймоса, размазывая его внутренности о свои ботинки. Бросившись тут же после прыжка в сторону от выстрела потоком мельты манкубуса, Палач упал на бок и в такой позиции открыл огонь из ручного ракетомёта, целясь по уязвимым местам - тупые демоны оставили их примерно такими же, как и раньше, это было само оружие и трубки подзарядки. Конечно, пара выстрелов попала, один даже в голову угодил и на время оглушил манкубуса, чем Палач и воспользовался. Подбежав к оглушённому демону, Палач осторожно влез по оружию ублюдка на тело жирного демона, вырывая из спины того трубки с энергосмесью для работы имплантов и оружия...и затолкал их твари в горло как можно глубже, предварительно завязав хорошим узлом. Спрыгнув с демона, Палач побежал тупо вперёд, в сторону открытых ворот в комплекс лабораторий, уклоняясь от выстрелов влево-вправо и периодически отстреливаясь ракетами в толпы демонов или уродов потолще. Манкубус рванул к слову спустя десять секунд после отчаянной схватки с трубками - взрыв оставил неплохой такой кратер и разметал вокруг осколки твари, раня демоническое отродье.
Однако путь Примарху и Палачу перегородила целая толпа закованных в керамит Рыцарей Ада, которые жаждали видимо сражений, раз рванули стремглав на примарха и морпеха. Для Примарха конечно эти оппоненты не предоставят серьёзных хлопот, но они могли бы задержать его просто количеством, да и Палачу с ними расправляться было бы тяжко. Так что, закрепив ракетомёт на ранце и взяв в руки уже старую модель БФГ, Палач без колебаний сделал одиночный выстрел из этого страшного оружия. Белый титановый ствол сгенерировал сгусток плазмы зелёного цветы и выплюнул его вперёд, в сторону ворот, сжигая на пути демонов поменьше своим основным зарядом и направленными лучами, которые стреляли во всех демонов в радиусе добрых тридцати метров по ходу движения. Врезавшись в Рыцаря Ада, плазма взорвалась с такой силой, что от целой толпы демонов остались только обугленные ошмётки - настолько сильным и мощным был взрыв этого оружия. Прицепив БФГ на рюкзак, Палач взял в руки теперь автоматическую винтовку, рванув в сторону открытых ворот и постреливая по всякой мелочи, что была внутри.
Конечно же комплекс сделали без намёков на то, что многометровые люди должны тут ходить, однако лаборатории делали с намёков на перевоз многометровых образцов от портальной установки по особому коридору и дальше в загрузочный сектор, откуда часть образцов уходила на Фобос, а другая просто оставалась для хранения. Поэтому многометровый примарх и морпех сейчас наступали прямо по узким проходам, по которым нечисть в основном и пёрла из портальной установки. Так что путь выдался жаркий - было много демонов, которых можно было убить и потратить патроны, а в один момент морпех разжился трофейным пиломечом, покосившись при этом на примарха. Оружие в новых демонов было встроенов быстро и грубо, поэтому можно было спокойно выдрать его и использовать дальше. Правда, оружие это было двуручным для морпеха, однако опыт с бензопилой явно пришёлся впору - вскоре морпех начал рвать и расчленять демонов, разбрызгивая кровь по стенам, потолку и самому себе, и порой невероятно жестоким образом. Он не говорил ничего, он просто показывал демонам всю свою ненависть тем, как заставлял их страдать - если позволяло время - перед смертью, порой оставляя их в предсмертном состоянии, чтобы твари успели испугаться на пару секунд.
Пиломеч столкнулся с другим пиломечом. Ударив демона ногой по колену и сломав чашечку, морпех выбросил свой пиломеч в сторону и схватил демона за руку, вогнав свои пальцы в его плоть и нажимая рукоятку до упора, принявшись медленно опускать жуткое оружие тому на лицо. Он делал это так медленно, что от ярости демона не осталось и следа - на его уродливой тёмно-пурпурной морде с четырьмя глазами проступило выражение поддельного ужаса и страха, а вместе с этим из его глотки начали раздаваться жуткие звуки, пока плоть разрезалась лезвиями пиломеча. При виде такой казни демоны малость струхнули и шарахнулись назад - Примарха они не могли остановить, и он карал их быстро, но Палач?...он был смертный - в каком-то смысле - который мог быть ранен, избит, истерзан, но вот он, уничтожает опять демонов с такой жестокостью, которая им самим не снилась. Поднявшись во весь рост и подобрав свой пиломеч, Палач включил его, побежав прямо на очередную толпу.
О чём тут и говорить - когда Сангвиний и морпех добрались до самой портальной установки, многие демоны предпочли отступить назад в портал. Возможно из акта страха, возможно на перегруппировку, возможно они готовили ловушку, кто знает. Однако установка, которая занимала около ста квадратных метров, всё ещё работала. Саму установку демоны конечно изменили своими пентаграммами и нечестивыми рунами неизвестного назначения, и с этим ничего поделать нельзя было. Однако...поделать можно было с тем, что было за порталом. Обернувшись к Примарху, морпех указал на огромного вида пентаграмму, находившуюся в портальной камере, и потопал сам к ней, проверяя заряд БФГ.
Он был готов пойти и закрыть портал с той стороны один. Вопрос только в том, дадут ли ему идти одному.

0

14

Бойня.
Бойня, какой еще не видовал этот мир. Избиение младенцев показалось бы ничем по сравнению с тем, что устроил адским отродьям Ангел, прыгнув вперёд. Сорвавшись в пике, Ангел приземлился на огромного и жирного демона, с комби-мэльтами на руках, и даже не занося оружия для удара, раздавил его собственным весом. Поднявшись, Ангел с яростным криком бросился вперёд, накалывая на копье бесов одного за другим: те заливали кровью копье, вереща и размахивая руками. А когда поток наступающих орд стал слишком плотным, копье выплюнуло поток испепеляющей энергии, сжигая и бесов, и подступающих врагов. Кто-то с рёвом бросился на него, и Ангел круто развернулся, поднимая Алчущий клинок и ударяя им наотмашь. Рыцарь, укрытый керамитом, пал, рассеченный надвое, и примарх продолжи свой путь, пробиваясь сквозь врагов рывками, сильными и широкими взмахами клинка расчищая пространство вокруг себя. Опаляющая энергия, что срывалась с копья, бичом проходилась по стану врага, оставляя после себя лишь обугленные, оплавленные тела.
Плазменная вспышка, что с невероятной для оружия кровожадностью проделала целую просеку, впечатлила Сангвиния. Оружие космодесанта, как волкитовое, так и более традиционные огнемёты, не обладали таким разрушительным потенциалом, и хорошо, что технодесантник, должно быть, уже передал данные на борт Алой Капли. Если среди прочего будут еще и образцы такого превосходного оружия... впрочем, долго думать над перспективами будущего не приходилось: врагов не становилось меньше, и пускай жестокость Палача Рока расчищала путь эффективней, чем строгость примарха, задача не становилась существенно легче.
Чем дальше, тем хуже. С всё большей ненавистью обрушивался Алчущий Меч на противников, всё ярче пылало срывающееся пламя с наконечника Телесто. Чем больше врагов в искаженной броне Легионес Астартес падало под ноги примарха, тем яростней становились его атаки: те, кто осмеливался вступить с ним в ближний бой, сгорали на копье или же булькали, пытаясь дышать с разрубленным пополам телом, выплевывая кровь; те, кому удавалось попасть издалека, не долго радовались своей меткости - оторвавшись от земли и воспарив вперёд, в рывке разил врагов сверхчеловек, поливая очищающим пламенем тех, кто не убрался с его пути. Белые нежные крылья покрылись коркой от заливавшей их крови; лезвие исполинского меча стало карминовым и продолжало темнеть по мере того, как всё больше жизней оно отнимало.
Или правильней сказать, оказывало милосердие?
Лишь однажды золотую броню задело ударом: силовое оружие, снятое с тела чемпиона Баала, врезалось в пластины на ногах. Развернувшись, второй ногой примарх выбил из головы противника всю дурь вместе с мозгами, а копье пронзил укрытое керамитом тело, которое тут же воспламенилось. Сбросив тело с острия, примарх продолжил путь вперёд, не останавливаясь даже тогда, когда демоны были слишком велики, что бы их обойти.
Куски несчастных раскидывало во все стороны, заливая Ангела кровью. Золотые волосы начали слипаться от крови, а на каждом изгибе брони колыхалось озерцо крови. Шкура карнодона, ужасающей кошки, достигавшей шести метром, чья белоснежная шерсть урывала плечи примарха, тоже слипалась от обилия крови. И когда наконец примарх опустился на ноги подле установки перехода, он обернулся. Активировав внутреннюю связь, Сангвиний подтвердил ранее отданный приказ.
- Мы достигли точки. Макро-батареи, ланс-излучатели - приказ подтверждаю.
И, подтолкнув морпеха к платформе, примарх сам ступил на неё.

Вдалеке, в небесах над башней Бабеля, пронесся гром и вспыхнула молния. Производимый в ваакуме выстрел, при обычных обстоятельствах, обычно лишь сотрясал палубу. По снаряды макро-батарей судна, больше шести за залп, вырвались из орудий с громом, сотрясая горы и башню. Вспышка взрыва, что вытолкнул снаряды, каждый незначительно меньше лабораторного комплекса, была подобна молнии. Когда же огонь открыли ланс-излучатели, в долине словно вспыхнула звезда. Куда бы не отправился примарх, и насколько бы стабильным не был портал, это надолго задержит орды, прорывающиеся через него.

Отредактировано Sanguinius (22.08.2016 00:45:40)

+1

15

Из портала примарх и Палач вылетели прямо на огромное плато, к которому вели множественные искривлённые мосты, уходящие в сторону каких-то жутковатых строений из чёрного камня. Перекатившись и пропуская над собой целый град ударов, морпех упал животом на землю, направив БФГ на ближайшую безликую армаду тварей, выпуская очередной огромный сгусток зелёной плазмы. Конечно, это расчистило скопления демонов вокруг портала, который представлял собой гигантскую пентаграмму в добрых двадцать метров радиусом, по окраине которой парили красные искрящиеся энергетические кристаллы. Демоны с другой стороны портала были...куда сильнее и лучше подготовлены, их явно оставили охранять портал на случай попытки вторжения, так что работы здесь хватало и Примарху, и Палачу. Последнему, впрочем, было тяжелее, чем сыну самого Императора человечества - он не был настолько силён или обладал мощным оружием, однако он был куда менее заметной мишенью, вдобавок демоны решили расправиться сперва с "ангелом", наваливаясь на Сангвиния со всех сторон. Демоны успели ещё несколько орудий космодесанта приспособить для своего использования, поэтому в Примарха врезались потоковые лазерные излучатели, одиночные искрящиеся красные шары плазмы, и даже силовое оружие некоторые демоны успели под себя подогнать - в какой-то момент на примарха налетело аж четыре Барона с силовыми когтями и защищённые керамитовой бронёй и силовыми полями.
Что было хуже всего? Убитых врагов зачастую воскрешали арчивали, на которых Палач и охотился, пока примарх отвлекал всё внимание на себя. Один из арчивалей, впрочем, заметил Палача, и развернулся к тому, раскидывая руки в стороны и читая нечестивое заклятье. У морпеха не было ни места укрыться - это было плато с камнями не больше метра ростом - ни возможно сделать удар раньше, поскольку по нему вели огонь ещё и другие демоны. Поэтому, переключившись на ракетомёт, Палач подождал момента, пока огромный столб огня не поднимет его в воздух, обжигая броню и плоть под ней. Нацелив ракетомёт вниз, морпех принялся поливать ублюдков ракетами, одной за другой. Одной было мало, даже если попасть в голову, настолько эти твари были живучие, поэтому морпех за те две с половиной секунды падения на землю успел разрядить барабан из пяти ракет. Приземлившись, Палач вставил новый барабан из рюкзака в приёмник ракетомёта, и продолжил стрелять по стоявшим в тылу арчивалям и ублюдкам-призывателям.
Даже вся крутость Палача и его нечеловеческие навыки не спасали от получения урона, как впрочем и Сангвиния - врагов было много, вооружены они были тем, что содрали с Астартес, да и магия демонов порой работала серьёзнее орудий - выстрелы какодемонов, например, вызывали электрический разряд, который мог временно повредить работу брони или оружия, не говоря о том, что эти электрические волны вызывали сокращения мускулов и делали нехорошие вещи со зрением. Однако достаточно скоро демоны начали отступать от портала в сторону гигантского строения, из которого вырывались красные разряды в небо и стекала лава прямо в пустоту. Добив последнего импа путём разрывания челюсти надвое, морпех тяжело осел на колени, вызывая мысленным сигналом сканирования состояния костюма и здоровья. Испытывал он боль? Возможно, если не привык к ней. Визор между делом подтвердил опасения морпеха - броня во многих местах успела побиться, а показатели здоровья были, мягко говоря, дерьмовыми. Множественные ожоги, кровопотеря из множественных ран...с трудом поднявшись на ноги и пошатнувшись, морпех мрачно попёрся в сторону алтарей, стоявших вокруг пентаграммы портала, понимая, что сейчас примарху явно не понравится то, что он сделает.
Это были подношения местному верховному владыке. То, что демоны находили по ту сторону портала, возвращали сюда, а также в целом спихивали то, что было украдено из других владений. Самое, наверное, важное, что здесь лежало - это коричневая сфера с заключённой в ней энергией, которую морпех снял с алтаря. Покосившись на примарха, Палач резко сжал сферу, заставив её оболочку разлететься, и коричнево-синяя энергия поставила в приёмники на пальцах, распространяясь по костюму. Морпех понятия не имел, как эта штука работает - являются ли это наномашины, какая-та продвинутая магия, или всё вместе, однако не только его показатели восстановились и даже улучшились, но и броня в целом восстановилась тоже. Морпех видел создание только синих сфер - они делались из душ людей в основном, и использовались демонами редко, однако метко.
Однако здесь также лежало кое-что другое. Это была знакомая морпеху демоническая руна на камне, которую Палач взял без промедления и убрал в подсумок. Как бы он ни относился к демонам, существовали те, которым хотелось крови своих же по какой-то причине, и которые предоставляли всем желающим кусочек своей силы в обмен на пролитую кровь. И использовать орудия Ада против него самого было порой самым разумным решением - Палача не волновала сила, не волновала власть, его вообще ничего не волновало кроме одной вещи.
Сделать "пакетный чай" каждому последнему отродью этого измерения.
Подняв с алтаря небольшой зелёный черепок с медном шлеме, Палач подкинул его примарху и сделал сжимающий жест кулаком, после чего постучал по своей броне, тыкнув пальцем в броню примарха.

+1

16

Когда пылевое облако, окутавшее выжженный кратер, начало рассеиваться, позволяя оценить масштаб разрушений и нетронутую площадку телепорта, магос вздохнул. Человеческие эмоции не были свойственны членам культа Механикус, но чем дольше он путешествовал вместе с экспедицией, в обществе примарха и летописцев с Терры, он всё чаще замечал, что всё человеческое неохотно, но возвращалось. В том числе и поведение, выдающее состояние. Он волновался.
Впрочем, как и некоторые из окружения Ангела, что остались на борту сверхлинкора. Несомненно, подавляющее большинство Кровавых Ангелов верило в то, что делал их примарх, но магос находил его действия безрассудными и нелогичными. Начиная от доверия этому человеку, обнаруженному посреди... Ада, так и решительная атака на бастион тварей, который залп бортовых орудий сравнял с землей, оставив остывающий кратер. Пусть там и были путевые врата куда-то в стан врага, и пусть даже он лично видел, какие повреждения может пережить сын Омниссии. От волнения тряслись руки. Великий Крестовый Поход может продолжится без одного примарха из двадцати двух, но Легион не сможет существовать без отца.
Впрочем, у главного Логиса были и иные задачи, кроме как волнение за Ангелом.

А причины на то были.
Поток болтерного и лаз-огня, встретивший его на той стороне портала, был мощным. Силовое поле начало сдавать, а уходить от снарядов стало почти невозможно. Зато схватка, наконец, стала честной. Пусть керамита среди безликой орды было еще больше, но Алчущий меч и копье Телесто разрезали его, как бумагу. Кровь лилась ручьями, и в разные стороны летели разрубленные останки демонических тварей. В пылу схватки боль, пронзившая бедро, стала отрезвляющей.
С шипением, окруженные энергетическим полем длинные когти вспороли пластины и задели плоть под ними, оставив глубокие горячие борозды. Твари, превосходившие по размерам и силе встреченных ранее Рыцарей, были в разы умнее первых. И когда потоки огня Телесто ненадолго встретились с энергетическим экраном, стало ясно, что они еще и несут в себе личные генераторы защитного поля. Технология достаточно редкая, что означало, что в четырехдневной схватке погибло куда больше знатных сынов Баала, чем он рассчитывал. Оставив одного противника корчится в пожирающем его пламени, Сангвиний воспарил над врагами, оценивая ситуацию.
И падаю вниз молнией, обрушивая на уцелевших Баронов сильнейший удар почерневшего лезвия. Вспышка от столкновения лезвия и поля ослепляла, а электрические импульсы, попав в спину, заставили крылья трепыхаться. Отскочив от противника в толпу врагов, расчищая путь с помощью копья, Сангвиний снова подался вперёд, на трёх громадных демонов, обрушивая на поля удар за ударом, и получая всё больше горячих, пусть и не столько глубоких, отметин на доспех. Силовые поля наконец поддались, и Алчущий клинок глубоко вошел в плоть одного из демонов, выйдя с другой стороны. Сбросив тело с меча в сторону одного из уцелевших демонов, Сангвиний бросился на второго.
Преимущество длинны копья и меча было неоспоримо перед силовыми когтями, коими предпочитали пользоваться десантники авангарда, мобильные и проворные как на земле, как и в воздухе. Добив барьер сильным ударом клинка, Ангел копьем проткнул противника в грудь, и позволил бушующей энергии вырваться из клинка. Демон взревел от боли, но вскоре его вопль исчез вместе с большей частью туловища во вспышке. Когда оставшийся барон бросился на Ангела, его силовое поле, вместе с самим демоном, мощным вертикальным ударом рассек Алчущий клинок. Однако, битва еще не закончилась.

К тому моменту, как демоны отступили, золотой доспех был помят, а местами и пробит. Как только последний враг ушел из зоны поражения, организм, давно уже не бывший человеческим, начал заращивать полученные раны. Ощущения были далеко не приятными - словно раны наносились снова, на глубже и сильнее. И пусть к концу процесса все раны затянула розовая новая кожа, в броне оставались несколько слабых мест, заделать которые было нельзя. Однако следовать примеру Палача Рока Сангвиний не стал - взяв череп в руки, примарх посмотрел в пылающее в его глазницах пламя, и бросил его наземь, раздавив стопой. Энергия уходила в землю,  избегая золота брони. Пусть этот... это существо и сражалось яростно, и Ангел понимал, почему, но это не значило, что он это одобрял. Совсем напротив. Он оставался верен тем идеалам, что вложил в него Император и жизнь на Баале, и он не изменит им, даже если это будет стоить ему жизни.
- Пока враг отступил, мы должны закрыть врата, - для пущей наглядности, Сангвиний вогнал копье острием в землю под ногами.

0

17

Конечно он этого не одобрил, и на такой яркий ответ примарха Палач мог только уважительно кивнуть. Людей с принципами здесь давно уже не было, да и людей в целом. Однако на фразу примарха о закрытии портала морпех покачал отрицательно головой и указал за спину Сангвиния.
Огромное плато, которое превратилось в свалку конечностей и внутренностей демонов, имело несколько витиеватых тропинок над пустотой, уходивших в сторону строений из чёрного камня, которые имели клубящиеся дымом башни, бьющие иногда из своих внутренностей красноватыми молниями. Из огромных люков в пустоту Ада стекала лава, а сам комплекс был огорожен двадцатиметровыми стенами с защитными башнями, на которых демоны разворачивали свои машины - не трофейные орудия Астартес, а своего дизайна нечистивые машины из металла, плоти и костей, внутри которых клубилась красная энергия. Однако это были орудия поменьше, над гигантскими воротами и по периметру комплекса стояли подобные по конструкции машины, светящиеся чем-то зелёным изнутри.
Указав на комплекс пальцем, морпех тыкнул в сторона растерзанного Барона Ада, всё ещё сжимавшего после смерти силовые когти, а после указал ещё раз на готовящийся к осаде комплекс. Конечно, идти в тыл было бы дурной идеей, мягко говоря, даже для примарха - излучатели Ада были куда сильнее лазерных и плазменных орудий Астартес, чего говорить о станционарных версиях, поэтому демоны и не использовали эти виды вооружения. Махнув примарху рукой, морпех поспешил с открытого плато по искривлённой тропе в сторону холмистых расселин, достаточных чтобы спрятать огромного примарха от огня, который уже начали вести защитные орудия комплекса.
Штурмовать в лоб было бы наиболее идиотской в мире идеей, да и демоны пока что сосредоточились на защите своей кузни, а не на том, чтобы вливать новые подкрепления на бойню с Астартес. Палач вскоре вывел себя и примарха на очередное плато, висевшее в пустоте пространства и уходящее собой в очередные безжизненные горы Ада. Им повезло что расселина, из которой они вышли, имела небольшие холмики, закрывавшие от кузни. Отсюда, кстати, открывался вид на вырванный кусок Деймоса, далёкий на горизонте и висевший над многокилометровыми острыми скалами. Вызывать подкрепления? Нет, не долетят - вокруг Деймоса сновали штурмовые корабли, которые судя по вспышкам получали от "Алой Капли" удары время от времени. А если через портал, то Астартес смогут ввести только совсем небольшую технику, которая не сделает погоды при осаде столь укреплённого пункта.
Покосившись на Примарха, до морпеха внезапно дошло, что план всегда был у него на глазах. Найдя какой-то камень, Палач вскоре принялся обрисовывать примарху план в несколько этапов, стараясь пояснять картинками смысл. Первая часть плана была самой простой и самой сложной - примарху нужно было взлететь и подлететь как можно ближе к кузне, а затем как можно сильнее кинуть Палача со всем его вооружением в сторону комплекса. Внутри комплекса орудия стрелять не будут, Палач их отключает, и Примарх присоединяется сразу после их отключения, после чего они вдвоём уничтожают комплекс. Просто? Просто, здесь не было сложностей - либо план сработает, либо нет.
Поднявшись во весь рост, морпех встряхнулся и хрустнул шейным позвонком, кивнув Сангвинию и взяв в руки ракетомёт. Сейчас всё зависело от этого "ангела".

Палач и Серафим уничтожат кузню в любом случае, однако было уже поздно. Всё, что он хотел сделать, уже было сделано, и даже если кузню обратят в пыль, то эти двое - тоже. Орудия в лучшем случае задержат их, потому что их было мало из-за его...положения в среде высших кругов. Он хотел исправить это положение победоносной войной с получением новых технологий, однако пришельцы оказывали невиданное сопротивление, словно кто-то клонировал Палача и сделал его ещё хуже. Однако...однако если даже он потеряет кузню, то он сможет принести головы Палача и Серафима.
Он осмотрел свои творения, над которыми он работал с получения первых пленников. Они были прекрасны - новые органы прижились на раз-два, а адаптированное вооружение и броня показали себя превосходно. Да, таких материалов не было в Аду, и с исчезновением кузни и истраты последних трофеев пришлось бы свернуть проект рано или поздно. Однако важнее всего была идея, которую эти пришельцы с собой занесли.
И эти идеи войны были прекрасны. И скоро две самых ужасных в Аду угрозы поймут это. Однако если даже этого будет мало...ему придётся спасаться от Палача, поскольку тот поймёт сразу, кто затеял это. А передавать свои идеи и знания кому-то другому он не хотел, слишком сильной была жажда власти.
Возможно это его и сгубит в конце-концов.

0

18

Штурм бастиона. Ну что же, сверхчеловеческая регенерация позаботилась о ранениях, и теперь пора продолжать очистку местности до того, как врата на Марс, маячившие в голове примарха, не стали реальностью. Обратив внимание на жестикуляцию морпеха, он поочередно посмотрел то на труп, то на бастион вдали. Правда, как оказалось, недостаточно далеко для того, что бы не быть удобной мишенью для инфернальных орудий на стенах. Интерес к орудию померк, когда чувство самосохранения велело следовать за Палачом и избегать снарядов любой ценой. Ущелье и холмы оказались достаточно хорошим укрытием: наклоняться или ползти было бы плохой идеей из-за крыльев, повышавших объем крадущегося.
Когда они вышли на плато, сердца сами по себе забились чуть быстрее: вдалеке маячил силуэт знакомого острова, и сияла бортами Алая Капля, освещенная вспышками взрывов. Башню Бабеля, низкое и широкое строение, видно не было. Зато были видны редкие вспышки среди окрестных скал и облака пыли, вздымавшиеся от взрывов снарядов. Однако, не похоже, что его сыновья отступали. Несколько успокоенный этой мыслью, Ангел снова обратил свои мысли к твердыне. Пусть ему не было совсем понятно, почему именно туда - хотя были многочисленные догадки - им следовали идти, пока его проводник не пробовал выстрелить ему в спину. Если он не ведёт его в западню, конечно же.
План, изложенный картинками, был весьма груб и прост. И только потому имел право на существование: либо всё работало, либо их обоих пожинало пламя орудий еще в процессе. Зато всё решалось одной мощной атакой, что вполне устраивало примарха. Единственным препятствием стали сами орудия, что с самого начала полёта будут вести непрерывный огонь. И кто знает, насколько плотный.
Впрочем, альтернативы были еще хуже. Вложив меч в ножны на боку и сжав пальцы на древке копья, Сангвиний отошел назад морпеха ко входу в ущелье. Остановившись в метрах от входа, под прикрытием холма, примарх развернулся и сорвался с места вперёд, выставив вперёд копьё. Пробегая мимо морпеха, он схватил того и потянул за собой, отрывая от земли. Перед самым краем плато примарх прыгнул вперёд, и белоснежные крылья раскрылись за его спиной, скорректировав полёт.
Если прыжок прямо в бездну вперёд головой можно назвать полётом. Крылья сложились и приникли к спине, пока Ангел падал вниз, в пустоту под плато. В какой-то момент поймав необходимый поток воздуха, в сотнях метров ниже уровня той земли, на которой они стояли, он начал выравниваться, постепенно перетекая в горизонтальное положение. Полёт вперёд продолжался недолго - уходя в сторону, Ангел начала набирать высоту, взмахивая крыльями и крепко схватив Палача Рока в свободной руке. Он подлете к ниспадающим в бездну потокам лавы впритык, и жар раскаленных пород скрывал до времени поднимающихся от инфракрасных устройств наведения, если те и были. Но, полагаясь на глаз и оптику, или чутье демонического механизма, невидимые стрелки открыли огонь на стремительно приближающегося Ангела. Из воздетого вверх копья в ответ сорвался поток энергии, и Ангел начал вилять из стороны в сторону, неумолимо набирая высоту.
Стены залил ослепляюще-яркий свет, когда Сангвиний поравнялся в вершиной бастиона. И, воспользовавшись секундным преимуществом, он швырнул морпеха настолько далеко вперёд, насколько мог. И начал отдаляться от стены, ложась на спину и уходя в крутое пике вниз, вперёд головой.

+1

19

Потоковые излучатели были довольно ужасающим оружием - красный луч, бивший из этих установок, вполне мог пробить насквозь броню космодесантника насквозь, Палача и примарха луч брал лишь спустя непродолжительное время. А уж эти огромные зелёные шары инфернальной плазмы не оставляли пространства для манёвра, и вполне могли уже превратить Палача в горку пепла.
Впрочем, примарх выбрал относительно удачное время и стратегию - орудия навелись слишком поздно, дав Сангвинию время для решительного броска морпеха в сторону комплекса. Последний, казалось, вообще виду не подавал, учитывая обстоятельства действительно безумного плана, поэтому тот лишь выставил вперёд ракетомёт, принявшись влеплять ракеты одну за другой в стену одной из башен комплекса, разнося чёрный камень к чёртовой матери. Однако камень был достаточно устойчивым к повреждениям, ракеты пусть и выдалбливали камни внутрь и заставляли кладку трескаться, даже обвалив камни в нескольких местах внутрь помещения, но не более. Выставив плечевой сегмент брови и сжав покрепче ракетомёт, Палач вскоре врезался в стену башни.
Наплечник брони вошёл удачно в область, где стена уже была выпотрошена малость, и сила броска примарха вместе с весом морпеха и обработкой стены ракетами сделали своё дело - Палач влетел внутрь башни, разнося кладку и пыль во все стороны, пропахав по полу несколько метров, врезавшись во что-то железное затылком. Визор на время вырубился, да и морпех не спешил вставать - несмотря на броню и встроенные в неё компенсаторы и гасители отдачи, ломать собой камень всё же не было хорошей идеей. С трудом поднявшись, Палач хрустнул шеей и подобрал ракетомёт.
Пришла пора порвать их на части.

Он засмеялся, увидев манёвр Палача. Воистину, его устремлённость заслуживала уважения. Быстрый, сильный, способный идти до конца и рассчитывающий риски на ходу. Его ментальный приказ отозвался в разумах его подчинённых, и конечно же он приказывал держать Серафима подальше от комплекса и приказывал разделаться с Палачом.
Но это было бесполезно. Его подчинённые были слишком слабы, слишком глупы, и Палач лучше них сражался в замкнутых пространствах. Если тысяча импов окружат Палача на плато, Палачу конец, но здесь? О, здесь он держал демонов в узких пространствах, пользовался вертикальностями, оборачивал системы защиты против самих демонов. В какой-то момент Палач нашёл способ отключить питание Башни от магического источника, и это знаменовало собой начало конца. Больше ничего не сдерживало Серафима, который только и ждал момента обрушить своей гнев за пролитую кровь своих воинов и сыновей. О да, его гнев был ужасен, но это был другой стиль боя, другие казни, другие методы. Серафим был благородным рыцарем, поддавшимся гневу, а Палач был тем, кого они называли также "демоном" - неодолимая сила, полная ненависти. Его ничто не брало, никакое развращение не могло справиться с тем, кто выбрал судьбу Путника Ада. Серафим уйдёт в конечном итоге, а Палач останется.
Впрочем, перед финальным столкновением Серафима и Палача ждало небольшое испытание.

Визор сам вытер кровь с себя, позволяя морпеху лучше видеть после случившегося кровопролития. Он даже и не думал о том, что делал - инстинкты и рефлексы выключили мозг, возобновляя его работу только в случае экстренной сложной ситуации. Показатели брони и здоровья были не плохими, но и не то чтобы радовали, однако жить можно. Впрочем, Палача привлекло кое-что странное, из-за чего он резко подбежал к Сангвинию и жестом указал в сторону одного строения.
По сути гигантский комплекс представлял собой сесть мрачных зданий, каждое из которых имело кузни или склады. Во время битвы многие здания пострадали, из некоторых выливалась лава, которая неохотно растекалась по всему комплексу. Одно строение привлекло внимание Палача банально по одной причине - оно строилось не ввысь, а было выдолблено вглубь скалы, и судя по массивным покосившимся воротам, за ними что-то было. Впрочем, они достаточно вскоре узнали, что.
Мало кто обладает способностью держаться от влияния демонов. Мало кто может собрать волю в кулак и сказать "Нет". Ещё меньше могут быть не подвержены вовсе их воздействию на души или разум. Поэтому то, что случилось дальше, Палача не удивило.
Ворота выбились изнутри очередью из тяжёлого болтера, из-за чего морпех бросился в сторону, спрятавшись за какими-то обвалами. Из ворот стреляли продолжительное время, пока наконец их не пнули изнутри, из-за чего стало слышно непонятную приглушённую демоническую речь, обрывочную и резкую, явно похожую на военные переговоры. Осторожно высунувшись из-за укрытия, Палач увидел выходивших из подземного помещения изменённых демонами воинов Астартес. На груди красовалась пятиконечная светящаяся красным светом пентаграмма с вписанными в неё рунами. Эмблема Кровавых Ангелов была заменена на непонятного вида демоническую руну, глазницы шлема светились красным светом, равно как и сочился красноватый туман из-под забрала. Оружие было явно демонически усилено, но тут было что-то ещё.
Палач выпустил ракету в сторону одного из космодесантников, чтобы обнаружить действительно нехорошие новости - пентаграмма на груди работала как некое силовое поля, поглощавшее входящий урон. В ответ на выстрел ракетницы космодесантники развернулись на Палача и принялись вести огонь, разнося болтерами комплекс к чёртовой матери. Часть из этих Астартес имела прыжковые ранцы, так что два одержимых космодесантника рванули в погоню за Палачом. Другая часть одержимых, имевших тяжёлые орудия вроде плазмомётов и лазпушек, решила заняться вплотную вопросом жизни примарха. Учитывая, что одержимых Астартес тут было около тридцати, а за Палачом ушло всего шестеро, для примарха битва обещала быть жестокой.
Но вот Палачу было не до битвы. Он бежал, как только мог, чтобы разорвать дистанцию между преследователями по земле и преследователями по воздуху, пользуясь разрушенным комплексом в качестве укрытия от огня болтеров. Он видел несколько интересных штуковин на одном складе, и планировал получить их, чтобы иметь хоть какой-то шанс на победу в этой битве. Рюкзак со всем оружием пришлось срочно снять и спрятать прямо на ходу, также пришлось отцепить несколько подсумков и оставить только дробовик в руках. Конечно дробь не сможет пробить щиты до того, как они восстановятся, Палач уже смог понять их работу - только постоянный урон мог сбить щиты, поскольку с каждым ударом пентаграмма на груди светилась всё меньше и меньше, но если урона не было, она восстанавливала свечение.
Жуткая вещь. Палач сделал себе пометку найди урода, который придумал эти штуковины, и покарать его как можно больнее. А пока что - бежать, спасаться, и надеяться что сыны Сангвиния окажутся слабее отца даже будучи одержимым и с усиленным демонами вооружением.

+1

20

Как только огонь утих, и наконец град плазменных сгустком и лазерных лучей перестал волновать лавовый поток, который Ангел избрал как весьма сомнительное, но яркое и неподходящее для этих целей укрытие, он раскинул крылья и начал подъем наверх. Из копья рвалась энергия, а верный клинок залежался в ножнах, приятно оттягивая пояс. Однако, в полете вынимать оружие было тяжело, а на стене, вероятно, не будет времени.
Однако, всё решилось само собой.
Оказавшись на бастионе, Ангел устроил кровавую баню. Копье все чаще и чаще поражало врагов, протыкая насквозь или оставляя глубокие ровные раны, через которые хлестала кровь. Ножны слетели не сразу: пришлось раскрошить пару десятков рёбер и голов прежде, чем клинок освободился и запел, рассекая плоть и броню одинаково легко. Стены покрылись кровью и отсеченными конечностями, и многоголосый хор сопровождал каждое действие Сангвиния. Ему в лицо кричали обезумевшие от ярости и страха демоны, а за спиной в агонии надрывали горло те, кому не повезло умереть сразу. Краденный керамит, инфернальные сплавы, марсианские руды и сверхсовременная броня третьего тысячелетия.
Ничто не спасало демонических созданий от гнева примарха.

Зачистка стен и повреждение орудий было бесконечно долгим, хоть и длилось не больше десяти минут. Каждое действие и каждый выверенный удар требовали концентрации, и секунды растягивались в минуты, минуты в часы, а час длился целую вечность. На пластинах брони появились новые царапины и следы от попаданий, руки были по локоть испачканы в крови, а крылья оставили след из белоснежных перьев поверх куч трупов. Когда его "окликнул" боевой товарищ, примарх чуть было не замахнулся на него, но быстро остановил себя и посмотрел на здание, на которое указывал морпех. Больше похожее на ангар или ворота производственного цеха, чем остальные строения комплекса...
Болты, пробив хлипкую преграду, взорвались за ней. Звук нельзя было спутать ни с чем во вселенной; и более того, в силе, снесшей преграду, и громкости выстрелов угадывался тяжелый болтер, который перекрывал более слабый грохот от выстрелов меньших собратьев. Сердце Сангвиния сжалось, когда он ушел в сторону он новых выстрелов: до того вооружение, украденное демонами, принадлежало тактическим и штурмовым отделениям, и даже терминаторам, но не опустошителям, несущим самое смертоносное и громоздкое оружие Легионес, от болтерного до волкитового. Раздавшиеся в затишье демонические голоса несколько успокоило Ангела, и он поднял копье навстречу противнику, намереваясь быстро покончить с тем, как только он явится.
Выбившие ворота Легионеры были неприятным сюрпризом.
Его дети. Закаленные пустошами Баала воины человечества, прошедшие через ужасы изменения самой своей природы для того, что бы стать карающей дланью Императора. Несущие самое совершенное оружие, имеющие в своём распоряжении лучшие корабли, которые только видела Галактика. Не знающие страха, неостановимые Легионес Астартес, не сумевшие в конце устоять перед демоническим давлением, наводили оружие на своего отца.
Кто угодно, но не его собственные дети.
Пробуждение пришло вместе с болью: опустошитель, несущий на плече лаз-пушку, попал в наплечник и пробил в нём дыру слишком близко к голове, испарив вместе с частью брони клок волос и часть нагрудника. Ангел ушел в сторону, ища себе укрытие среди устроенного им побоища и уворачиваясь от выстрелов штурмовых десантников, парящих вслед за ним. Подняв копье, примарх словно отмахнулся от них, выпустив поток энергии... что вспорол небеса и вскользь прошелся по одержимым, не оставив на них и царапины. Однако этого хватило, и авангард бросился вниз, на своего отца, активировав силовое оружие, с пылающими адским пламенем глазами.
Обычный десант, даже усиленный адским эфиром, все еще был слабой угрозой для примарха; однако, количеством и подавляющей огневой мощью достигались великое множество побед Великого Крестового Похода, так что Сангвинию пришлось несладко. Когда он прикрылся трупом последнего десантника авангарда от очереди из тяжелого болтера, наколотым на копье, правый наплечник был сорван, броня под ним разодрана; второй сильно оплавился, а нагрудник потускнел от количества взорвавшихся болтов, погнувшись и местами даже поддавшись под натиском. И это были только авангард, часть которых все еще преследовала Палача Рока. И, что хуже всего, астартес. Когда в разгаре схватки кто-то из одержимых сорвал шлем, сердце Сангвиния снова сжалось, увидев искаженные яростью черты лица.
Небо было свободно, но оставались еще около двадцати Астартес, часть из которых были опустошители. Взмыв из укрытия обломков вверх, он тут же оказался окружён шквальным огнём из болтеров и тяжелых аналогов; дважды небо рассекали лучи лазерных пушек; и лишь однажды ослепляюще-яркий луч разнёс вершину стены и залил огнём, явив Аду волкитовое оружие во всем его смертоносном великолепии. На него и стал ориентироваться Ангел, к несчастью, помнящий все стандартные тактики, которым следовали его воины. Сражавшиеся с ксеносами, предателями и дикими зверями, Кровавые Ангелы до сих пор не встречали одного противника: своего примарха.
Он обрушился с небес на рассредоточившихся опустошителей, подняв облако пыли и придавив собой одного десантника. Силовое поле сдержало стопу, но на то, что бы противостоять потоку огня Телесто, силы у него не оставалось. Снова взмыв в небеса, развеивая окончательно пылевую завесу, Ангел выбрал новую цель. И снова обрушил на неё чудовищной силы удар, пробив барьер копьем и испарив грудину десантника. И так снова, и снова, и снова. Огонь не ослабевал, несмотря на потери, и уничтожать одержимых становилось всё сложнее: чувствуя, что медленно, но верно, их число сокращается, они сражались в два раза яростней; и пелена перед глазами заставляла Ангела все чаще принимать удары, а не уходить от них.

Когда под ногой примарха сгорел, жутко крича, последний десантник, Сангвиний оглядел поле боя. Пустые, обгоревшие изнутри керамитовые доспехи, когда-то под гимны Богу-Машине сошедшие с производственных линий Марса. Оружие, что разило нечестивой энергией, и было с таким трудом собранное на Красной планете и откалиброванное в боях. Пелена слёз стояла перед глазами, когда Ангел смотрел на тела. Он освободил их. Спас геносемя, очистив в огне. Каждого из тридцати, даже тех, которых сразил Палач Рока. Его собственное тело болело, доспех был сильно повреждён, а лезвие клинка стало ярко-красным. Правое крыло сгибалось с болью, а по левому стекала кровь, оставляя красные полосы.
Сангвиний поднял лицо и уставился на комплекс. Горе проходило, но его место занимала ярость. Она кипела в его венах, стучала в висках, эхом отдавалась в каждом его сыне. Алчущий клинок приятно грел ладонь, и костяшки на пальцах побелели от силы, с какой он сжимал рукоять. Сердце бешено колотилось в груди.
Ангел поднял руку и бережно снял с головы золотой венец, отбросив его в сторону.

+1

21

Это было что-то новое. Он уже видел случаи демонической одержимости - в Аду до сих пор бродили остатки людей и прочих существ, которых Ад поглотил в себя навсегда - однако это были Астартес, воины, на которых Палач успел насмотреться чтобы понять одну важную вещь.
Он проебался.
Итак, их было шестеро - двое гнали его с воздуха, стараясь занимать возвышенности и укрытия, трое имели стандартое вооружение вроде болтеров и пиломечей, а последний ублюдок имел тяжёлый болтер для подавления. Но наземная четвёрка двигалась медленно, а воздушная двойка не могла найти нормальную позицию для спуска вниз к Палачу, который бегал как в задницу ужаленный. Попрыгав по упавшим в лаву останкам стен, морпех прыгнул внутрь складского помещения, тут же принявшись его осматривать, лихорадочно скидывая всякие нечестивые предметы с полок на пол и давя их тяжёлым сапогом. Судя но приближающейся демонической речи, времени оставалось мало, и в пылу побега он даже позабыл, где он видел эти...
Ага. Руки нащупали вскоре два плазмомёта, которые он приметил, пока пробегал сквозь склад некоторое время назад. У них даже заряд был полный, видимо демоны хотели пихнуть это вооружение на арахнотронов, но не успели. Прокрутив оба оружия в руках, Палач резко развернулся на топот силовой брони и открыл из плазмомётов шквальный огонь по спустившемуся сверху штурмового десантника. Плазма хорошо пошла против силового поля и керамита, прошибая тело одержимого десантника насквозь. Помня о том, что это были не обычные люди, Палач целился по торсу специально с целью поразить важные внутренние органы, помня типичную человеческую анатомию. В штурмовом десантнике остались дыры, и из его тела вылезла горящая рогатая черепушка, которую Палач схватил за рожки и хорошенько хренакнул об стену.
Минус один, осталось ещё пятеро.

Возможно, стоило пересмотреть план действий. Судя по бою, Серафима серьёзно трепали, и несмотря на его ярость, ему не хватало решительности идти против своих воинов - это было видно на его лице, в его движениях и в его мимике. Каждый убитый лично Серафимом воин убивал и частичку самого Серафима, и это было прекрасно. Его дух ослабевал, его решительность спадала на нет...возможно, Серафима стоит взять живьём, и если не взять его тело под контроль, то выпотрошить, узнать больше секретов. Если тела его воинов хранили такие жуткие секреты, совершенное новое диво для Ада, то какие секреты хранит в себе тот, кто ведёт этих воинов на бой?
Он поднялся со своего трона, посмотрев теперь на магический экран, который наблюдал за действиями Палача. Вот уж кто не меняется, так это он. Ненависть, решительность, желание уничтожать, абсолютно наплевательское отношение к достижениям науки, архитектуры и стараний демонов в целом. Но...что-то было, что привлекло его внимание, поэтому он заставил наблюдавшего за бойней демона попытаться увеличить изображение самую малость. Бойня между Палачом и оставшимися одержимыми была прекрасным танцем смерти, в котором совершенно неожиданно Палач проявлял...уважение? Да, уважение. Не к демонам - выходившие из тел души, что пытались спастись, получали полную меру наказания и жестокости, но убивал одержимых воителей Палач быстро, эффективно, чтобы те страдали меньше и были хоть в каком-то пригодном виде.
Интересно. Но ожидаемо. Но его уважение на этом небольшом акте быстрой милосердной смерти и заканчивалось для одержимых, и это не мешало ему убивать превосходящих его противников. Да, время от времени его что-то ранило, но это сбавляло его прыть? Нет, это ещё сильнее заставляло Палача сражаться и прикладывать усилия. И из битвы он вышел большим победителем, нежели Серафим, чьи привязанности к своим воинам губили его.

Он тащил трупы по-одному - всё же Астартес при всей броне весили достаточно много, поэтому пришлось привязать их ноги цепями и тащить на своём горбу, огибая уже прекратившую распространяться лаву и продивагясь в сторону примарха. Одного за другим он доставил тела к Сангвинию, наблюдая за тем, что происходило с ним. Закончив с перевозкой трупов поближе к примарху, Палач подошёл к тому, на ходу поднимая венок с земли. Постучав по броне на ноге примарха, Палач поднял венок в его сторону как можно выше, смотря визором прямо на лицо Сангвиния. Весь в крови, в опалёной опять и местами побитой от сражения броне, он смотрел прямо на Ангела, который вздумал порвать свои крылья.
Он не мог допустить этого. Какова бы ни была печаль примарха, каковы бы ни были его мысли, он всё ещё не закончил делать самое важное, на что морпех и указал в сторону. Как оказалось, весь остров чуточку крутился в пустоте этого измерения, и теперь они могли видеть из разрушенного комплекса кусок Деймоса, где не прекращался бой между "Алой Каплей" и силами Ада. Конечно, из-за пробитых стен было мало что видно, кроме этого, но Палач после этого решительно установил венок на выступавший наголенник брони, разворачиваясь и уходя в сторону своего ранца, снаряжаясь для похода в сторону портала. Нажав на черепушку у ворот, морпех поднял каменные врата вверх, и пошёл в сторону портала, оставив примарха думать.
Ему сразу не понравилось, что огромная пентаграмма портала поменяла цвет с красного на чёрный. Взяв в руки дробовик, морпех осторожно принялся продвигаться по плато в сторону портала. Неожиданная вспышка, ударившая откуда сверху в пентаграмму, застала морпеха врасплох, как и жуткая ударная волна, сбившая Палача с ног и поднявшая тучу пыли. С трудом поднявшись назад, Палач выбросил дробовик и взял в обе руки оставшиеся трофейные плазмомёты, принявшись напряжённо выжидать момента, когда наконец уляжется пыль.

Внешний вид и музыкальная тема


http://orig07.deviantart.net/0314/f/2012/353/7/3/let__s_do_doom_pt5__cyberdemon_by_mechanubis-d5oiezm.jpg

Восемь глаз включились одновременно, горя достаточно резким красным светом в кружавшей пыли, чтобы их было видно. Когда же та наконец улеглась более-менее, морпех смотрел прямо на двух пятнадцатиметровых демонов. В левой руке они несли нечто похожее на типичный излучатель...только в разы больше, и явно не просто излучатель это был. Тут и там сквозь плоть были видны металлические детали и импланты, на глазах у этих демонов были приборы, похожие на визоры наведения, а на правой руке красовались силовые когти, увеличенные под размеры этих тварей и сверкавшие красными молниями.
Когда из орудий этих демонов понеслись ракеты, морпех понял, что это было. И вспомнил о том, что первые версии этих кибердемонов он убивал с помощью полусотен ракет. Которых не было. Выстрел из БФГ сделал чуть больше, чем ничего, несмотря на то что выстрелом Палач закрыл портал, разрушив кристаллы и куски самой пентаграммы. Одна из ракет впрочем влетела в Палача, и от удара тот отлетел назад, чуть не навернувшись с плато в пустоту. Даже одного кибердемона убить было трудно, что говорить о двух, да ещё настолько усиленных и огромных?
С трудом встав на ноги после прямого удара ракетой по себе, морпех вычистил остатки визора из шлема, сплюнув кровь в сторону и смотря одним глазом на двух ублюдков перед собой. Руки сами нашли ракетомёт, который принялся изрыгивать ракеты одну за другой в сторону кибердемонов, иногда врезаясь выпущенные ими ракеты.

+1

22

Тела одержимых, поднесённые к нему, были резкими движениями сначала пробиты копье, а потом сожжены в яркой вспышке. Вырвав копье из опаленных керамитовых пластин, примарх развернулся и неторопливо побрёл следом за Палачом Рока, опустив голову. Плоть активно регенерировала, побитые крылья чесались, ноги и торс жгло изнутри, но это было мелочью.
Искаженные лица не выходили у него из головы. Их геносемя было испорчено, плоть под броней мутировала в угоду чьей-то темной воле, а некоторые... достаточно сказать, что шлемы легионеров пульсировали в так их сердцам, когда примарх касался их. Керамит никогда еще не казался ему таким противным, как сейчас, и собственный доспех невольно вызывал отвращение. Сняв по пути латные рукавицы, он отбросил их в сторону, поднимаясь на плато, где располагался портал. Второй наплечник, откуда мрачно взирало в небеса треснувшее Око Терры, остался лежать на горе трупов в бастионе.
Когда портал вспыхнул, и поднялось облако пыли, словно от взрыва, Сангвиния поднял голову, встречая пылающий в дымке взгляд восьми красных глаз. Горы плоти и стали нависали над ними, и лишь когда дым рассеялся, он смог оценить своего противника полностью. Высокая громада мускул, синтетической плоти и злобы, покрытая натуральным карапаском. Вывернутые назад козлиные ноги, сильно модернизированные кузнецами Ада, и увенчанные рогами головы, на которых красовались оптические приборы, системы наведения и преследования цели. Им бы крылья, дополним образ из сказаний древней Терры.
И огромная пушка, не предвещавшая ничего хорошего. К несчастью, для громады демона больше, чем для меньшего и быстрого Ангела.

Он не стал ждать приглашения - он рванулся вперёд раньше, чем первая из ракет со свистом пронзила воздух и с грохотом разорвалась у самой земли. Уйдя в сторону от удара когтистой лапой, Сангвиний ушел к механической руке, которой взмахнул демон в попытке его задеть. Неудачно. Выжимая максимум из своего положения под орудийной рукой, он ударил наотмашь по руке. Клинок отскочил от силового поля, и Ангела настиг удар. Огромный горячий ствол удар его в грудь и откинул назад, на багровый пилон, который разлетелся от столкновения. Пока Сангвиний поднимался на ноги, демон зафиксировал цель. И выстрелил.
Первая ракета взорвалась совсем рядом, откинув его в стороне. Вторая врезалась в пилон и взорвалась там, где только что лежал Ангел. Третью на подлете уничтожил поток из копья Телесто, снова откидывая его назад. Впрочем, вот уже он снова бросился вперёд, сквозь облако пыли, под орудийную руку, поливая её ответным огнём. И, оказавшись вне зоны досягаемости демона, пролетев под рукой ему за спину, он схватился за наросты, под противный треск силового поля, обжигающего ладони, выронив оружие, и, сжав пальцы второй руки в кулак, ударил. И снова, и снова, и снова, пока громадина пыталась хоть как-то достать Ангела за спиной, что снова и снова, издавай нечеловеческие крики, опаляя собственные руки, обрушивал удар за ударом на спину твари.
Когда плоть сгорела под действием поля, и кулаки, окутанные неконтролируемой психической силой, наконец достигли демонической плоти, вживленных пластин и крученых шипов. Пока демон метался из стороны в сторону, выпускал ракеты и дергал руками, пытаясь достать примарха, в ярости Ангел цеплялся за горячую плоть, погружал в неё пальцы и, сжимая кулак, вырывал мышцы, нежную плоть и жесткие сухожилия.
И тут мир резко ушел в сторону, и гора плоти накрыла Сангвиния, прижимая к земле.
Ангел зарычал от боли. Прижатый тушей демона к земле, он придавил собственные крылья, которые согнулись немыслимое количество раз, издавая неприятный хруст и чавканье. Рога и шипы, прорывавшиеся сквозь плоть кибердемона со спины, протыкали остатки доспеха, впивались в плоть и рвали ткани. Однако, пальцы лишь плотнее сжались, вцепившись в листы брони под плотью. Горячая кровь, собственная и та, что лилась с демона, заливала лицо, мешала дышать. Ангел закричал и потянул пластины, в которые вцепился, в разные стороны. Он почувствовал, как вздрогнул демон, как напряглось то, что осталось от его спины, и как медленно он поднимался, отрывая приникшего к нему сзади Ангел от земли. Взревев от боли, Сангвиний разорвал металл и разогнул пластины в стороны. И ударил внутрь открывшейся раны. Пальцы почувствовали что-то холодное и гладкое, и сжав на кулак, с огромным усилием, примарх потянул.
Вырвавшийся из глотки демона рёв был подобен грому. А потом по его груди разлилось сияние, и сквозь багровую плоть наружу пробился яркий поток энергии, который все ширился и ширился, поглощая всё больше плоти и стали.

+1

23

Пока Сангвиний был занят своим противником, Палач сражался с другим братом-близнецом. Кибердемон поливал ракетами Палача нон-стоп, заставляя того бешенно маневрировать и редко огрызаться, однако даже попадавшие ракеты не наносили урона - кожа лишь опалялась, как и части металла, не более того. А боеприпасы у Палача, в отличие от демонов, имели крайне противное свойство заканчиваться. Более того - это...орудие было не только ракетомётом, но и потоковым излучателем, которым кибердемон пока что промахивался - Палач успевал достать орудие ракетой, чтобы сбить наводку, однако вся битва была против него.
Уже третий барабан из рюкзака был вытащен, и рюкзак противно пискнул три раза, предупреждая о том, сколько осталось всего в рюкзаке запасных барабанов, однако всё, чего удалось достичь - это наконец ощутить прогресс по уничтожению защитного поля, которое поглощало ракеты каким-то странным и случайным образом...хотя потом до Палача дошло, что поле покрывало только части кибердемона.
Впрочем, думать было некогда. Надо было стрелять.

О да. Серафим был смертен, пускай и невероятно силён. Его печаль стала оружием и вдохновением в этой битве, хотя он и не имел опыта сражений с этими творениями. Как, впрочем, и Палач, однако он поступал умно - каждый раз, когда кибердемон стремился сблизиться, хитрый воин всегда разрывал дистанцию, и даже приноровился стрелять по местам, не прикрытым щитами.
Да, его творения были хороши. Но так ли хороши, как он думал? Они смогли стать противниками Серафиму и Палачу, который время от времени получал ракетой или излучателем по себе, тогда как кибердемон продолжал атаковать Палача без устали, стараясь не сбавлять давление и не позволяя Палачу иметь окна для ответных атак. Серафим, впрочем, постепенно одолевал кибердемона, и это был вопрос времени когда...
Он резко прильнул к экрану. Интерес обозревателя пропал вмиг, когда он увидел, что за предмет сжимал в руках Палач после того, как выбросил опустевший ракетомёт. Это был рунический камень со знаком одного из демонов, чьё имя в Аду забыто, и чьи артефакты запретны для использования. Они многих упекли в тюрьмы или сбагрили в отдалённые регионы и под-измерения, но они продолжали влиять на Ад своими действиями через своих приспешников. Это была месть?...злой рок? Кто же мог подумать, что Запертые будут получать удовольствие от мести с каждым убитым Палачом демоном. Они любили Палача, разделяя его любовь к уничтожению всего рогатого и скверного, и потому предоставляли ему...возможности. Как и другие демоны, которые на полном серьёзне стали его почитать, подарив эту ужасающую броню и создав для этого ходячего кошмара меч.
И сейчас, сжав руну до хруста камня и получая высвободившуюся энергию, фигура Палача озарилась красным сиянием.
Всё было кончено.

- Рвать и разрывать, пока дело не будет сделано, - прорычал демонический голос из ниоткуда, когда морпех раздавил каменную руну в руках, высвобождая потоки красной энергии и принимая их.
Дальнейшее окрасилось красноватой дымкой. Палач просто шёл на поводу ещё большей ярости и своих инстинктов, рванув в сторону кибердемона, уклоняясь от ракет с куда большей лёгкостью, нежели раньше. Достигнув механической ноги, Палач прыгнул на неё, вцепившись намертво и принявшись бить кулаком по защитному полю. С каждым ударом поле становилось всё тоньше и всё тусклее, пока наконец оно не треснуло и морпех не наложил руки на какие-то трубки внутри механической ноги, принявшись вырывать их. Кибердемону это, конечно, не понравилось, поэтому он решил схватить морпеха, отрывая от своей ноги, попутно сдавливая как можно сильнее. Ощутив жалобный хруст брони, Палач обхватил фалангу большого пальца демона, сжимая со всей силой. Фаланга жалобно продавливалась, пока наконец Палач не раздавил её, из-за чего кибердемон выронил морпеха с громким рёвом, полным боли и ненависти. Грозовые когти ударили в то место, где морпех был секунду назад, и тот хорошенько подпрыгнул, схватившись за пах нагнувшегося кибердемона. Тот был неприятно удивлён таким поворотом, поэтому осторожно вытащил руку с грозовыми когтями, и снова попытался поймать морпеха...но того ждал сюрприз.
Палач ловко принялся лезть наверх, и добрался до башки кибердемона, который принялся мотать ею туда-сюда и пытаться схватить морпеха рукой, однако получил по подбородку, отчего демон подкосился, сделав пару пьяноватых шагов назад. Продолжив путь по телу демона, морпех обхватил руками и ногами один из его множества рогов, тут же втыкая в жирную шею, поближе к глазам. Впрочем, даже это не останавливало тварь, которая наконец смогла схватить морпеха и бросить об землю со всей силы, следом полетела механическая нога. Перекатившись в сторону и с трудом избежав участи быть раздавленным, морпех бросился снова в сторону, спасаясь от потокового излучателя, оказавшись у демона за спиной.
Процедура повторилась, только теперь морпех влезал по живой ноге, где демон не мог его достать когтями или оружием. Вырывая по пути какие-то элементы питания у оружия кибердемона, Палач оторвал очередной рог твари, только в этот раз он хотел это сделать наверняка. Спрыгнув вниз, морпех успел одной рукой схватиться за один из выступавших рогов рядом с пастью...и да, принялся вгонять собственный рог демона тому в глотку, когда тот по тупости открыл пасть, думая укусить Палача. Рог вошёл глубоко, и морпех даже пару раз ударил ногой по рогу, вгоняя его дальше и дальше, пока он наконец не вышел из демона с другой стороны. А чтобы жизнь мёдом не казалась, Палач закинул оставшийся барабан для ракетомёта в глотку твари, пропихивая внутрь плазмомёт и нажимая на спуск.
Он стрелял даже тогда, когда когда его откинуло взрывом. Умудрившись упасть на компенсаторы, Палач с трудом встал и посмотрел на медленно заваливавшуюся назад тушу, которая с грохотом упала на плато, откалывая часть от него и падая уже в вечную пустоту Ада. Несмотря на то, что ему стало лучше - не только морально, но и физически - Палач всё же грохнулся на оба колена, смотря из разбитого визора на примарха...и поднял тому оттопыренный большой палец.
Портал был закрыт, кузня была уничтожена, как и одержимые Астартес, однако у них не было пути назад на кусок Деймоса. Не велика печаль...наверное.

+1

24

Рви. Рви его на части, сравняй его с землей, оставь только пепел, который разметает ветер
На этот раз, он едва ли отличался чем-то от палача. Когда большая часть грудины демона, вместе с рогатой головой, исчезли в пламени, обратившись пеплом, Ангел наконец отступил от твари. Копье, отброшенное во время порыва, лежало на земле; рядом лежал огромный меч, впитывая залившую платформу кровь. Когда он наклонился за оружием, его спину словно пронзило лезвием: боль была резкая, пульсирующая, сковывавшая движение. Хрипя, Ангел медленно рухнул на колени, протягивая руки к оружию. Сквозь прорехи в броне, открывающие жуткие раны, пробивался, шипя, пар. Руки жгло, и не только горячий воздух Ада, что касался багровой открытой плоти. Потянувшись к своему верному оружию и подтянув его поближе, Сангвиний рухнул вперед, припав лицом к холодной, черной стали клинка. Крови стало больше, раны открылись разом, крылья вяло дернулись, мягкие и слишком гибкие для конечностей, в которых есть кости.
Он лежал так, пока кровь не перестала течь, и пока пар не стал совсем незаметным, лишь после этого сжав пальцы на рукояти меча и оторвав голову от лезвия. Приятно холодного лезвия, нужно признать. Адептус Астартес никогда не были людьми, и никогда ими не станут. Сильные и выносливые машины для завоевания Галактики, способные пережить почти что угодно, выжить в любых условиях: от термальной угрозы до радиационной. Плоть, что виднелась сквозь прорехи в нагруднике, была несколько бледной, но вполне здоровой и целой; кисти были покрыты нежной розовой кожей, которая при сгибании рвалась и снова пыталась срастаться. Крылья, однако, всё так же висели мертвым грузом на спине примарха; по перьям бежали струйки крови, окрашивая их в красный. Ангел медленно поднялся: сначала на колени, потом на одно, а потом и на ноги, крепко сжимая рукоять меча и опираясь на копье. Золотые волосы слиплись, где-то от крови, где-то от пота; бевор, куба был вмонтирован генератор силового поля, давно сорвало в битве; из рта до подбородка и дальше тянулся след из засохшей крови. Благородный лик выражал усталость, а глаза, похоже, он с трудом удерживал открытыми.


- Командующий, связь Алой Капли с примарис-маяком потеряна.

Голоса тут же утихли, и множество голов повернулись к доверенным детям Баала, что управляли ходом битвы, пока Сангвиний сражался без них. В тишине, нарушаемой только сигналами мониторов и щелчками, издаваемых сервиторами у панелей, почетная стража примарха, возвратившаяся на борт Алой Капли, повернулась к связисту.
- Повтори.
- Связь с примарис-маяком утеряна. Капитан... - астартес поморщился, прерванный визгом активации вокс-связи.
- Всем силам, что слышат этот приказ. Общий сбор! В пределах часа силы экспедиции должны быть на борту и готовы к отходу. Приказ имеет наивысший приоритет! - щелкнул переключатель, обрывая вещание. - Алая Капля связь окончила. Проложите курс к последнему месту, откуда принимался сигнал. Передайте эскорту: все транспортники должны безопасно сесть в главном ангаре. Исполняйте!
Мостик оживился, возобновились голоса. Приказы передавались от палуба к палубе, транслировались антеннами межпространственной связи на суда, значительно уступавшие боевой мощью самому линкору, но превосходившие его в эффективность в данных обстоятельствах.  Множество бомбардировщиком сорвались с посадочных площадок вниз, обеспечивая подавляющий огонь. С лязгом сорвались вниз дропподы, внутри которых покоились автопушки, направляемые наводчиками-когитаторами. У самой земли включались посадочные двигатели, некоторые неуправляемые и сбитые капсулы падали прямо на врага, взрывая на месте падения или оставляя длинные пылающие борозды. Рота за ротой покидали башню Бабеля, оставляя сервиторам и когитаторам поддерживать огонь по врагу. Штормовые Птицы снова вверх и вниз под прикрытием вспышек ланс-излучателей линкора. Перехватчики отгоняли противника с курса транспортов, которые нередко поддерживали первых огнём из бортового вооружения.
Суда эскорта начали перестроение прямо посреди боя. Смолкли орудия и турели, отдавая энергию на пустотные поля. Огромная Алая Капля развернулась над башней, поворачивая к далекому архипелагу. Эскорты и крейсера флота строились клином, чьим острием стал таран линкора, и злобное Око Терры, устремившее взгляд вдаль. Те демонические суда, что не успевали уйти с курса, разлетались, встречаясь с таранами крейсеров и шквальным огнём, который вёлся макро-турелями и ланс-излучателями. Основные двигатели толкали суда, и могучий линкор вскоре начал вырываться вперёд, оставляя за собой огненный хвост.
В какой-то момент движение флотилии разом прекратилось, и флот замер посреди пустоты, окруженный ждавшими момента демонами. Однако, как только те приблизились, внезапно заговорили основные орудия, стирая в порошок нападающих. Флот продолжил движение, и каждого из астартес гнала вперёд черная ярость, заполонившая сердца. Кровавые Ангелы рвались в бой, на который они уже опоздали.

Отредактировано Sanguinius (26.08.2016 16:02:08)

+1

25

Он продолжал пребывать на своих коленях, тяжело дыша и вынимая из тела осколки, отбрасывая их в стороны. Примарх наконец мог увидеть хоть какую-то часть лица Палача, и оно внешне походило на человеческое, безо всяких следов демонического развращения. Даже красная аура, которая раньше окутывала воина, пропала, не оставив никаких следов и последствий. Наконец, Палач принялся потихоньку подниматься, и первым делом он прошагал к трупу демона, принявшись осматривать его внимательно. Как и ожидалось, на плечах были выжжено клеймо, означавшее принадлежность демоны высшего круга к одному из домов.
И он знал это клеймо. Сжав кулак до хруста, Палач содрал кусок кожи с клеймом голыми руками, после чего подошёл к вроде бы пришедшему в себя Сангвинию, показывая сперва на клеймо, а после на кибердемонов. Однако раздавшийся рёв летающих инфернальных машин привлёк внимание морпеха, и тот увидел нечто очень странное - десяток боевых кораблей Ада курсировали сейчас в какую-то сторону, и атаковали по пути свои же корабли, не трогая "Алую Каплю". Более того - приближалась постепенно огромная махина "Алой Капли", и те тоже должны были заметить и увидеть, что корабли демонов вступают в схватку со своими же. Причём кораблей, носивших клеймо, как у кибердемонов, было крайне мало, и их давили корабли со знаком огромного рогатого черепа на себе.
Картина довольно быстро встала на место, и Палач принялся активно тыкать пальцем в сторону уходивших куда-то кораблей, попутно тряся куском кожи со знаком на нём.

Он не рассчитал того, что местный Хранитель окажется настолько проницательным и быстрым на расправу. Уже сейчас его немногочисленные корабли уничтожались силами, с которыми он не мог справиться, мог только задержать, пока он будет пытаться вызвать Хранителя. Тот не отличался глупостью - он будет давить и во время разговора, и второй шанс он давал очень редко.
Его голос отозвался эхом в мрачном помещении, похожим на огромный готический собор. Здесь было пусто, поскольку все его прислужники воевали с атакующими силами на всех фронтах, и лишь он сам находился в центре своих владений, читая заклятья для усиления защитных рун, и попутно пытался вызвать Хранителя. Тот знал, что он будет его вызывать...и не отвечал. Хотя спустя несколько томительных десятков минут Хранитель соизволил проявиться в пентаграмме для связи, и его огромная голова тут же заполнила пустовавший собор. Он медленно склонился, опустив голову как можно ниже, даже не смея говорить чего-либо, и после ещё некоторого времени огромная голова принялась говорить.
Каждое слово было ударом, каждое оскорбление словно выливало водопад лавы, каждая ремарка была острой, как нож. Хранитель был взбешен предательством, поскольку это было и так понятно - он хотел занять место Хранителя и подняться по ступеньке выше, пользуясь оружием Астартес и их технологиями. Он не только сделал несанкционированную операцию, но и провалил её. Эксперименты, впрочем, не были настолько провальными, но...
- ...но они идут за тобой, жалкий кусок мяса, - прорычал Хранитель не без удовольствия, - И я подведу их прямо к твоему порогу, уничтожу всё, что посмеет сопротивляться, и верну этих воинов назад - нам не нужны тысячи Палачей, нам хватает одного, - рогатая голова Хранителя покосилась в сторону, кому-то кивнув, после чего тот продолжил, - Ты, и твои знания, будут похоронены здесь. Ты сам понимаешь, почему...и это вскоре поймут другие.
На этих словах Хранитель покинул его, оставив в холодной тьме пустого собора.

Он знал эти знаки на демонических кораблях, которые расчищали путь "Алой Капли" от других кораблей, ведя в сторону парящего в пустоте острова, на котором был построен каменный собор в готико-демоническом стиле. Остров был около километра в диаметре, а башни собора уходили на добрые сотни метров, однако главное здание выделялось своими размерами, огромной лестницей и хорошей отделкой. Спущенные с чёрных стен знамёна из огромной плоти носили тот же знак, который морпех ранее показывал Сангвинию. На парящем острове творилось полное безумие - шли перестрелки и сражения между одинаковыми на вид демонами, которые в бешенстве рвали друг друга на части. Остатки кораблей "лоялистов" продолжали пререкаться с наседавшими демоническими суднами, стараясь попутно отходить от огня "Алой Капли".
Морпех тыкнул указательным пальцем в сторону гигантского собора, посмотрев при этом на примарха. Что же за приказ он отдаст?

+1

26

- Перестроится! "Небесный", курс - три-ноль-дельта, огонь на поражение! "Отвага", уйдите с курса! - выкрикивал команды мощный женский голос на весь мостик и эхом отражался от потолка высокого чертога. Адмирал Афина, заняв своё место на командном посту, разбирала то, что есть. Пока Космодесант командовал войсками на земле и в небе, от неё было мало толку, но как только освободилось место для маневра, и флот отчалил от башни, она взяла управление в свои руки, не встретив ни единого возражения со стороны астартес. Признанная самим примархом Кровавых Ангелов, твердой рукой она провела звёздный флот сквозь множество битв, заработав звание "девы, вылитой из стали".
- Адмирал, множественные цели на правому борту! - её взгляд упал на тактический монитор. На самом краю появилось множество точек, примерно совпадающих по внешним данным и физическому воздействию на среду на биоорганические корабли противника. Похоже, к их врагу пришло подкрепление. Какое несчастье.
Для них.
- Батареи правого борта, главный калибр - огонь разрывными снарядами по вражеским судам. Дальность стрельбы - максимальная.
Палуба задрожала, и правый борт Алой Капли осветили огни взрывов - из сопл макро-орудий вырвались снаряды, устремившись к далеким целям. Наблюдая на тактическом мониторе их полёт, адмирал ждала.  Тяжелые башни ланс-излучателей медленно повернулись вслед за улетевшими снарядами, накапливая заряд. Снаряды приближались к вражескому строю, который как раз начал перестроение. На монитор поступили данные расчетов зоны поражения взрыва от каждого снаряда. Траектории, по которым те двигались, больше не совпадали ни с одним вражеским судном - довольствуясь этим, противник прекратил маневр и продолжил идти на крейсер.  Лучи, вырвавшиеся из башне излучателей, рассекли багровые небеса и пустоту под ними. Противник не получил никаких повреждений, опоздало уводя корабли с линии обстрела.
Слишком поздно.
Взрывные снаряды вспыхнули от попаданий; те, кого не задели лучи ланс-излучателей, сдетонировали от подрыва соседних боеголовок. Область пустоты исчезла в пламени, а на тактическом мониторе пропала большая часть точек. Флот продолжил идти по курсу на след примарха, переводя энергию на щиты и двигатели, сбивая корпусами остатки врага, что все еще преследовали их с самого комплекса.

Монитор заполняли индикаторы прибывающих вражеских суден, которые тут же ввязывались в бой, как только подходили на дистанцию выстрела. Золотые борта линкора сверкали среди взрывов, окруживших его. Демонические суда налетали друг на друга, стреляли плазмой и ракетами, уничтожая самих себя. Впрочем, вскоре поступили сведения от аналитического центра: наблюдатели обнаружили несоответствие в геральдике кораблей и их тактиках. Остатки вражеского флота добивал новый противник, и постепенно часть огня переходила на пустотные щиты Алой Капли. Огонь был неравномерным, а в построении противника местами были небрежные бреши, куда и заманивался флот.
Но на этот раз ловушка не удастся.
Двигатели линкора изрыгнули огромный столб пламени, и судно начало вырываться из строя на невиданной для такой громады скорости, сбивая неуспевшие уйти вражеские суда корпусом. Флот открыл заграждающий огонь, предоставив флагману время для прорыва. Пустотные щиты начали таять сразу во многих секциях, взрывы были повсюду в пространстве вокруг Алой Капли. Когда экраны готовы были пасть, огненный след от корабля уменьшился, а борта озарили вспышки. Огонь велся во всех направлениях - противник предоставил им прекрасную возможность не нацеливать каждое орудия, каждую батарею, а стрелять попросту во все стороны. Ответный огонь быстро смял сопротивление, и из дыма, из пламени, над разрушающейся кузницей нависло Око Терры.

Пытаться понять немого или утерявшего дар речи было достаточно тяжело, находясь в весьма скорбном состоянии. Разум работал неохотно, тело слушалось команд, но не с той скоростью, которой он гордился. Однако смысл доходил на него на интуитивном уровне. Обратив внимание на кусок кожи, метку на нём, на приближающийся флот и демонов, что метались из стороны в сторону, атакую друг-друга; два разных клана существ. Похоже, даже в Аду нет единства, спустя тысячелетия существования этого места только в терранской мифологии.
Сангвиний ничего не отвечал морпеху, молча смотря на приближающееся судно. С одного из ангаров стартовал ало-золотой корабль, что показался маленькой точкой на фоне могучего линкора. И как только Громовая Птица отлетела достаточно далеко, на борту флагмана вспыхнули огни: включились маневровый двигатели, разворачивая судно. Как только корабль приблизился к плато, на котором стояли примарх и человек, Сангвиний распрямился, ослабил хватку на копье и постарался предстать перед оптическими приборами корабля, как и ранее до того, благородным рыцарем, которому не страшны никакие угрозы.
Когда поднялся сильный ветер, и транспорт пошел на снижение, открыв вход в десантный отсек, Ангел медленно пошел навстречу опускающейся рампе, ожидая, что за ним последует и Палач Рока. Внутри, вопреки необходимости, присутствовала часть Сангвинарной гвардии и несколько терминаторов, за которыми силуэт высшего апотекария Легиона терялся.
Обратный полёт Громовой Птицы был даже более быстрым, чем из ангара крейсера. Транспорт взлетел сразу же, как только Палач рока оказался внутри. Рампа закрылась уже в полете, что едва ли давало шанс услышать, о чем говорили до сего гвардейцы со своим отцом. Когда же шум ветра стих, оставшаяся часть пути прошла в молчании: только тихо гудели приборы апотекария, что кружил вокруг своего примарха.

Как только врата ангара закрылись, рампа упала вниз и Ангел, в окружении Сангвинарной Гвардии, не отпуская от себя Палача, вопреки настойчвым рекомендациям апотекария, направились к мостику. Коридоры, по которым они шли, окруженные свитой и телохранителями, было высокими, под рост астартес; стены из бронзы, золота и красной стали были идеально гладкими. И на удивление, коридоры были украшены - не так пышно и щедро, как коридоры "Гордости Императора" Третьего Легиона, но достаточно просто и со вкусом. Двери раскрывались без единого звука, за люминаторами, мимо которых они проходили, отрывалась всё та же нерадостная картина бездны Ада.
Когда в сторону скользнули створки двери и примарх ступил на мостик, часть офицеров встала, приветствуя своего повелителя. Большая часть из них была астартес, но было и несколько смертных людей, которые смотрелись крошечными вместе с космодесантниками. Те, кто оставался на месте при восхождении Ангела на мостик Алой Капли, были прикованы к консолям проводами и железом. Сервиторы исполняли свою обязанности, словно автоматоны, но в отличие от думающих машин, не являлись таковыми, действуя по программе.
Среди смертных выделялалсь женщина в годах, управлявшая судном всё это время. Отдав приказ одному из астартес подле себя, она повернулась к примарху, когда тот подошел ближе. Ей было много лет, гораздо больше, чем пережило её обновленное тело. В холодных глазах сиял ум истинного стратега, полководца, который железной рукой вёл свои войска к победе. Исполнив изящный поклон, женщина бросила короткий изучающий взгляд на необычного гостя.
- Милорд. Мы рады видеть, что вы целы и невредимы, - даже голос её казался стороннему наблюдателю холодным и отчужденным.
- Адмирал Афина ДюКейд, - Ангел обошелся вежливым кивком. - Докладывайте.

- Силы противника, с момента, как мы забрали вас на борт, нами больше не интересуются. Недавно появившиеся силы направились в небольшому острову, расположенному неподалеку, уничтожая любое сопротивление на своём пути, исключая нас. Их основные сила заняты штурмом храмового комплекса. Противник заманивает войска экспедиции к комплексу, расчищая нам дорогу. Противник однозначно преследует свои цели и в нас не заинтересован. Пока не заинтересован, - пока адмирал освещала последние события,  изображение над гололитом постоянно менялось, следуя за докладом.
- Что известно о обороне комплекса?
- Немногое. Из схваток, что завязались по всей территории, нам стало ясно, что большая часть орудий, даже если они там и были, уже выведены из строя. Вероятно, как только последний рубеж будет подавлен, противник использует укрепления комплекса для удара по нам.
Изображение  моргнуло и пошло рябью, но вскоре снова возобновилось. Палуба содрогнулась - макро-батареии продолжали разбираться со всеми противниками, до которых могли дотянуться. Ланс-илучатели оказались более полезными для борьбы с таким быстрым противником. Пока доклад перетекал в обсуждение, из обзорного окна открывался вид на громаду крейсера, уходящую далеко вперёд, и адский пейзаж в меньшей степени.
- Каковы потери Легиона? Сколько моих детей лежит в той пустыне?
- Менее четверти от числа, но слишком много для этой миссии, мой повелитель. Не знаю, что... - адмирал откашлялась. - ...зачем вы хотите повести своих воинов в эту крепость, но орудия Алой Капли без проблем уничтожат цель в считанные секунды.

Отредактировано Sanguinius (27.08.2016 22:34:41)

+1

27

Когда транспортник приземлился, он с трудом встал на ноги и поплёлся вслед за примархом, тяжело ступая по расколотой земле. Голова работала уже не так хорошо, как раньше, хотя он всё ещё мог сражаться в полную силу. Усевшись на скамью внутри транспортника, Палач опустил наплечные стабилизаторы на себя и просто откинул голову вверх, не обращая внимания ни на что...продолжая, правда, ревниво прижимать разгрузочный рюкзак с остатками патронов и держать в руке кусок кожи с символом. Судно вскоре отчалило, и Палача немного затрясло от вибрации двигателей, которые уносили транспортник в сторону громады "Алой Капли".
По прибытии его ждало множество открытий. Для начала открытием был сам огромнейших размером ангар, полный вооружения и странных механизмов и не менее странных вещей, вроде каких-то людей-рабов с компьютерным интерфейсом и косящиеся в его сторону члены Адептус Механикус. Впрочем, одно открытие скрыло другое - кроме этих воителей, похожими чем-то на Сангвиния, были и обычные люди, сновавшие туда-сюда со скоростью, говорившей об их жуткой занятости. Впрочем, покрытого кровью и имевшим мрачный вид Палача люди огибали десятой дорогой. Затем наступила очередь интересоваться тем, как был убран корабль, и он начинал понимать лучше тех, с кем имел дело. Богатая отделка вместе с целыми полотнами былых свершений, трофеями из неизвестных неисчислимых миров...демонов интересовали крайне ограниченные вещи, и их он научился понимать за долгое время пребывания в Аду.
Это были воины, которые воевали среди звёзд неизвестно уже как долго, против созданий, которые могут быть и пострашнее того, что было в Аду...но они были смертны и не возрождались, занимая место погибших. Несмотря на всю их отвагу, вооружение, они не были у себя дома - Ад компенсировал магией преимущество Астартес в технологиях...и то, в некоторых.
Взойдя на мостик, Палач проследовал за примархом прямо к огромной панели, явно служившей голопроектором, судя по тому, как часто оно меняло и проецировало новые изображения и голограммы. Конечно же, понять речь он не мог - мешал языковой барьер, однако мозгов хватало, чтобы понимать какие-то диаграммы и картинки для хоть какого-то понимания. И пока примарх и адмирал обсуждали свои вопросы, Палач стоял позади и размышлял сам, раз была возможность.
Начнём с простого. Демоны атаковали своего же, что не то чтобы событие века - такое случалось часто - однако масштаб впечатлял, как и то, что им по сути расчищали путь к громадному уродливому собору. И, между делом, часть кораблей со знаком рогатой башки уходила в сторону, когда заканчивала уничтожать своих противников. Ясное дело, что их ведут в ловушку...или нет?
Зачем они могли его уничтожить? Он знал много?...нет, нет, они бы захотели его знания применить...не выполнил приказ?...нет, хуже - самовольничал. Скорее всего, кто бы ни был в этом соборном острове, пошёл в обход местного князька, и...вытянул этот корабль сюда каким-то образом, пойдя в обход...Хранителя, да, вот как его называли местные демоны. Тогда получается, что...
Палач резко ударил кулаком по бортику гололита, и принялся озираться по сторонам. Да, он привлёк к себе внимание адмирала и примарха, но как бы ему передать то, что он понял? Не найдя инструмент лучше, Палач вырвал ближайшего сервитора к себе, уронив того лицом об гололит. Вытащив нож, Палач принялся вырезать что-то у сервитора на спине, явно слишком торопясь и оттого явно не делая лучшие знаки. В итоге вышло несколько рисунков: первый рисунок был грубым рисунком силуэта "Алой Капли", от которой уходил полукруг вниз, и прямо под центром полукруга был грубо вырезанный собор. Затем он нарисовал схематично знак ключа и нарисовал стрелочку, указывавшую на собор. Развернув сервитора спиной к примарху, Палач указал ножом в сторону собора, после чего указал ещё раз на знак ключа, и потом ещё раз в сторону собора...правда, помедлив потом, Палач опустил руку с ножом, постучав по своему опустевшему рюкзаку и указал на кровавое месиво на лице, разведя руками.

+1

28

Логис Аурелия имела все основания ненавидеть это место.
Демоны явно  не чтили традиций и догматов Адептус Механикус, нисколько не волнуя себя теологической стороной вопроса производства оружия. Если они вообще подозревали, что к данному вопросу можно подходить с такой точки зрения.  Вопиющие нарушения Законов и Предостережений смягчало только одно - Легионес Астартес сравнивали с землей каждый оскверненный механизм, каждого мутировавшего или усовершенствованного имплантами демона, не оставляя ничего, кроме кровавых ошметков. С другой стороны, тринадцатое Предостережение оглашало знания древних священными. Техноадепту все еще тяжело верилось в то, что они висят на потусторонней орбите столицы Марсианской Империи, за тысячи лет до основание оной.  Значит ли, что демоны, обитавшие тут - пример совершенного механизма?
Но размышления Адепта, что завороженно наблюдал за развернувшейся баталией, сложив руки на груди перед собой, прервал мерзкий скрип и треск рвущихся кабелей питания. Одна из болтерных турелей внизу внезапно смолкла, и заговорила вновь не скоро. Когда Аурелия обернулась, она увидели немного-немало техноварвара с древней Терры. Побитый мужчина в кое-каком доспехе тащил рисовал на спине сервитора ножом, и пока адепт решалась на действие, он указал в её сторону. Во всяком случае, в сторону окна, перед которым она стояла.
Логис Аурелия имела все основания упасть в обморок.

- В таком случае... - речь адмирала перебил стук и пробежавшая по картинке рябь. Несколько технопровидцев, следящих за состоянием оборудования, едва сдержали крики негодования.
Несомненно, Палач Рока привлек внимание, и даже больше, чем он рассчитывал. Когда он оторвал сервитора и понёс к гололитическому столу, Сангвинарная Гвардия двинулась ему навстречу, но были остановлены рукой примарха. Их спаситель был диким, какую бы смекалку и честь он иногда не проявлял. Если подвергнуть испытаниям Баала, он более чем вероятно выживет, но согласится ли он? Ангел слышал о головорезах Конрада и гладиаторах Ангрона, но такой ярости он не встречал среди астартес. Только среди примархов.
К счастью, адмирал ДюКейд оказалась достаточно здравомыслящей женщиной, что бы смотреть в смысл деяния мужчины, а не на сам их чудовищный факт. Ключ, барьер, храмовый комплекс. Пока Сангвиния не мог понять, что ему делать с телом отбывающего вечное наказание перед Империумом человека, адмирал продолжала обдумывать эти три символа. Они провалились сюда... нет, были приведены сюда насильно, иначе бы хор пережил это менее болезненно. И они определенно застряли здесь - навигаторы и астропаты словно ослепли, сидя в своих креслах и обнимая собственные колени, вне зависимости от возраста. Их бормотание о свете Астрономикона ДюКейд старалась не вспоминать.
Ключ. Ключ открывает что-то. Давно на не видела настоящих ключей, но принцип она помнила. Простой механизм для запирания дверей. Двери.
Двери что-то закрывают. Ключами открывают замки на дверях.
Вот оно. Выход.
- Адмирал, мы...
- Я подготовлю десантный отряд, милорд, - опередила примарха Афина, вводя данные в панель. - Как только у нас будут данные о строении комплекса, мы вычислим кратчайший маршрут...
- Я оставлю это на вас, Афина, - улыбнувшись, примарх отдал тело сервитора гвардейцу. - Его служба окончена.  Я сопровожу нашего гостя в апотекарий, а тем временем, найдите оружие ему по руке.
Гвардейцы отдали честь, и Ангел повёл палача к выходу. Когда дверь закрылась, и смолкло гулкое эхо шагов сверхчеловека, по мостику пробежался взволнованный шепот. Логис Аурелии оказывали помощь, уносили тело сервитора, чье место занял живой координатор.  Адмирал уперла взгляд в апотекария, что так и остался стоять на мостике.
- Вы видели его крылья. Милорду нужна ваша помощь, и он слишком горд, что бы проявить слабость и попросить её. - тихо уведомила его женщина и повернулась к гололиту. Десантник кивнул и побрел к двери. Вслед за ним ушли и Гвардия, и телохранители Сангвиния.
Адмирал тяжело вздохнула, полностью погружаясь в мир данных, поступающих на мостик беспрерывно.

На сей раз они шли гораздо дольше, и всё более пустыми коридорами. Казалось, примарх не торопился и старательно выбирал путь в обход самых оживленных коридоров. Отойдя от мостика на приличное расстояние, Ангел стал сильнее давить на копье, оставляя небольшие углубления после каждого шага. Крылья все еще безжизненно волочились следом, и похоже, подлежали более долгому восстановлению. Иногда по коридорам гуляло эхо разговоров, иногда выл за толстой стеной пиломеч и гремели болтеры. Когда мимо все же кто-то проходил, примарх выпрямлялся и шел с видом победоносца до тех пор, пока звуки шагов не стихали за гидравлической дверью.
Когда же они добрались до апотекария, их встретил запах стерильности и ровный свет. Пластины на стенах стали белыми, отражая свет, и кровавый след, что оставляли за собой крылья, стал более заметен. Здесь их уже ждал тот самый апотекарий, который по их прибытию в огромные, по-спартански строгие белые палаты направился навстречу примарху. Однако Ангел покачал головой, указав на смертного подле себя. И ушел, оставляя Палача Рока на попечение лучших врачей тридцатого тысячелетия.

+1

29

Его не особо волновало то, что он какую-то куклю сломал, которых тут было много, и явно ещё пара сотен запасных была на складе. Конечно, у них может были другие точки зрения на данную проблему, но, опять же - его это не волновало. Главное что смысл послания был, судя по всему, донесён - на таком корабле идиоты не служили, и судя по реакциям примарха и женщины-адмирала, они послание поняли. Палач сперва думал спихнуть тело сервитора в сторону, однако при виде и так сильно расстроенных людей и астартес он решил этого не делать.
А хотелось.
За примархом на замечал многие вещи, на самом деле. Слова не значили ничего, но мелкие детали, небольшие движения, принимаемые решения рассказывали многое. Последняя битва примарха потрепала серьёзно, и он не хотел показывать своего состояния, стараясь выглядеть бодрее, чем он был на самом деле. Палач же не скрывал того, что он был ранен, и шёл одной решительной походкой, тогда как примарх шёл двумя. Можно было его понять, на самом деле - он вёл всех этих воинов и испытывал довольно жуткое давление, в первую очередь от себя самого. Тяжело, наверное, воплощать собой какие-то идеалы, и видеть, как их можно постепенно смять.
Примарх оставил его у порога места, где по идее его ждало лечение, судя по тому, насколько внутри было чисто и пахло антибактериальной обработкой. Его уже ждали - небольшой отряд врачей с апотекарием. Что ж, всех их ждало то, чего они не могли понять - после того, как некоторый барьер в коммуникации был решён путём пояснений с помощью голопроекций и активного использования жестов, Палача убедили покинуть костюм, хотя тот настаивал на том, чтобы ему просто что-то вкололи в лицо. Первым открытием было то, что это был внешне человек, который имел в некоторых местах малого размера руны неизвестного назначения, совпадавшие с руной на шлеме костюма. Второе открытие не имело смысла, поскольку обнаружилось, что объект из принципа не спит, не подвержен старению, его не тревожат человеческие нужды, и даже для человека он был слишком силён. Третье открытие заставило отдел медиков потеть - радиоуглеродный анализ и прочие попытки установить потенциальный возраст объекта завершились решительным отказом оборудования по абсолютно неясной причине. Наверное, последнее, но самое важное открытие было сделано только с помощью самого Палача, который на пальцах и опытным путём показал, что костюм способен поглощать и умело распределять входящую энергию и не только, судя по улучшающимся показателем. Между делом, зашедший на огонёк любопытный Механикус получил по манипуляторам при попытке притронуться к БФГ, которая выглядела довольно продвинутым видом вооружения. Конечно уже многие знали о том, что оружие носило на себе кровь Сангвиния, и что оно имело разрушительную мощь, которой завидовали "опустошители" из рядов космодесанта - оружие, способное наводиться на вражеские цели и не вредить своим, да ещё наносить такой устрашающий основной урон? Конечно приходилось отбивать БФГ от Механикуса, хотя потом служитель Бога-Машины всё же утащил Палача на полигон, поманив того обещаниями оружия.
Конечно, для начала пришлось показать то, как работало "освящённое примархом" оружие на радость Механикусу. Правда, полигон придётся ремонтировать после "испытания", однако взамен Механикус не только предоставил плазму для заряда БФГ и помог с наполнениям оной в канистры (читая при этом молитвы активно, что бесило морпеха до такой степени, что он чуть не нажал кнопку оружия ещё раз), но и поделился волкитовым оружием. Сперва конечно хотелось пушку побольше, а именно волкитовый разрядник, который носили многие Астартес, но потом до Палача допёрло, что оружия делались для размеров космодесанта. Носить-то понесёт, но толку? Нет...пистолет вполне подошёл для этого. И опять начались молитвы и прочие странные вещи с оружием, похожие на обряд освящения, однакое вскоре волкитовое оружие было передано Палачу на манипуляторах, и после некоторой демонстрации того, как надо из него стрелять, как и чем перезаряжать (спасибо Механикусу, что притащил запасные обоймы для оружия), морпех кивнул техножрецу и вскоре небольшой караул - а куда без него? - повёл Палача обратно к примарху.
Конечно они его не понимали. Может быть, некоторые даже подозревали, что бояться его, потому что видели в нём что-то, что не укладывалось в их головах. Они видели жестокость, решительность, неизвестные технологии, и всё это в упаковке простого человека. Возможно кто-то видел его как потенциального космодесантника, возможно кто-то видел его как монстра - единого мнения не было по этому вопросу, и возможно к лучшему. Пройдя под эскортом в ангар, где уже собирался активно десантный отряд, Палач проверил работу волкитового пистолета (который был под одну руку космодесантника, поэтому приходилось таскать его двумя), и кивнул примарху, вещая о своей готовности.

- ...умно, - прорычал Хранитель, отодвигаясь назад в своём троне, невольно оглушая демонов поблизости. Он смотрел через своих невидимых слуг за пришельцами, которые не решили атаковать собор, - Догадался, - Хранитель принялся стучать по трону одной из своих костлявых рук, снова издавая из-за этого оглушающие звуки. Он видел, как от одного из кораблей вылетел в сторону соборного комплекса десатный штурмовик, и не было никаких сомнений в том, что это был Палач Рока на нём. Изначальный план был гениален - он форсировал уничтожение собора силами противника и хотел, чтобы они остались здесь, поскольку приближались его собственные корабли. Да, он бросал крайне ценные ресурсы, однако он собирался уничтожить ослабленных после сражений пришельцев один серьёзным ударом. Вдобавок, в этот раз никто не сможет сопротивляться тому, что грядёт, - Читайте заклятья, - Хранитель ментально обратился к одному из своих генералов, который вёл флот к "Алой Капле", - Мы не дадим им уйти живыми из этого места. И в этот раз никто не спасётся.

Спрыгнув с рампы, Палач упал на каменные чёрные ступени, разломав кусок при падении, и тут же вскинул присел на колено, пропуская над собой шар инфернальной плазмы. Да, демоны в охране остались, однако волкитовый пистолет познакомил импа с перспективой жариться изнутри. Красный луч оружия пробил демона насквозь, и принялся поедать огнём его органы, пока демон не упал на ступеньки и не скатился вниз. Палач посмотрел на оружие, мысленно поставив тому десять жаренных импов из десяти, и вскоре принялся спешно продвигаться в сторону огромных разломанных ворот. Оставшееся сопротивление демонов было слабым, и не представляло никакой серьёзной угрозы, если не щёлкать клювом, поэтому вскоре Палач и остальные вошли внутрь собора.
Внутри было тёмно, горели только магические свечи под потолком на люстрах из костей да пламя в жаровнях слабо разгоняло тьму вокруг. Впереди на троне сидело довольно жирное существо с большой головой и несколькими руками, однако без ног и каких-либо средств передвижения. Около пяти метров в высоту, это существо мрачно смотрело своими восемью заплывшими от кровоподтёков глазами на вошедших, особенно на Палача. Демонов тут не было больше, кроме трупов, которые валялись тут и там, так что Палач довольно спешным шагом пошёл в сторону жирной твари, на ходу хрустнув кулаками.
Неожиданно между морпехом и жирным демоном появился квадрат магического изображения.

Внешний вид

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/7b/d9/e2/7bd9e27cb9ec6376233cbbe9ff876946.jpg

Палач резко остановился, и уставился на плывшие в пустоте корабли Ада. Судя по всему, их ещё не обнаружили, и плыли они достаточно медленно, однако тут была загвоздка - эти корабли были мощные, выносливые, однако самая жуткая их опасность заключалась в "поле смерти". По сути, всё что попадало в радиус поля, умирало достаточно быстро и воскрешалось мгновенно. Он видел эти штуки при вторжении в другие миры, и их мог остановить только очень массивный огонь и контр-заклятья. Второго не было, а первым располагали только "Алая Капля" да пара кораблей снабежния покрупнее. Так что Палач чуть ли не стрелой влез по демону наверх, сжав руку в кулак и вдарив хорошенько по глазу. Демон принялся верещать что-то нечленораздельное, однако морпех его понимал, поэтому последовал второй удар. Демон опять что-то заверещал, и теперь появилось изображение огромной башни, которая стояла на очень знакомом плато - том самом, где впервые была вытянута "Алая Капля" из варпа в Ад. Вытащив волкитовый пистолет, Палач без особых колебаний засунул его существу в рот, склонив голову вбок. Существо, дрожащее всем телом, указало всеми руками на проход, после чего оружие выстрелило, убивая демона почти сразу - всё же он успел настрадаться, пока остатки его мозгов, или что у него там было, сгорало изнутри.
Спрыгнув с трупа, Палач решительно поплёлся в сторону прохода. Однако когда за ним двинулся примарх, Палач резко остановился, показывая поднятую вертикально открытую ладонь, и указал на изображение башни в магической проекции. Судя по всему, в проходе располагалась пентаграмма, которая походила на те врата, которые они уничтожили относительно недавно, и Палач явно хотел пройти один через них.

Отредактировано Doom Guy (28.08.2016 11:15:25)

0

30

- Оставьте нас и проследите за подготовкой к высадке, - Сангвиний, с которого наконец сняли побитый доспех, повернулся к первому капитану.
- Милорд, наш долг - защищать вас...
- От ваших же братьев, капитан? - устало перебил Ангел, покачав головой. - В этом нет необходимости. Ступай.
Капитан развернулся и покинул покои, чеканя шаг. Примарх, облаченный в тогу, хмурым взглядом обводил своих воинов, собравшихся сейчас здесь. Облаченные в красный керамит разных рот, лишенные своих заслуг и ставшие обычными легионерами, те, чья связь с Варпом была необычайна высока, видят больше и понимают больше остальных. От них нельзя полностью скрыть свои чувства, свои эмоции, грехи и увечья. Лишенные Никейским эдиктом права использовать свои силы псайкеры девятого Легиона ожидающе смотрели на него. С тех пор, как они сменили свои доспехи на обычную броню тактической пехоты, их стало значительно меньше; после прорыва Алой Капли к демонической кузне, Сангвинарная Гвардия казнила троих, в гневе впавших в безумие.
Сейчас, когда волны их стихшего гнева, как круги на воде, все еще отражались в Варпе, они предложили своему отцу исцеление. Разумеется, все они понимали, почему Император запретил использование их сил, и почему оно было так опасно, но никто из предложивших свою помощь не сомневался в её необходимости, и все они были готовы принять смерть, пусть даже бы она пришла с мучениями.
Когда псайкеры, встав кругом, начали творить колдовство, Ангел почувствовал, как прокатилось по эфиру эхо их безмолвных голосов. Почувствовал, закружились в вихре потоки, как губительная сила проникала в материальную вселенную, и всё начало таять в режущем, неприятном свете. Энергия опьяняла, наполняла ложным ощущением силы и легкости, проникала в душу. Реальность вокруг прорыва искажалась, но псайкеры космодесанта, вышколенные и стойкие, направляли её, не давая свободно растекаться. Энтропия Варпа меняла всё, и плоть текла, соприкасаясь с энергиями, как масло.
Не было хруста или крови, ни единого слова не сорвалось с уст Ангела, что стоял в центре вихря, что наполнял помещение, раскинув руки в сторону. Крылья за его спиной трепетали и поднимались; сверкали потусторонние молнии, отбрасывая тени на лица; ревели, закручиваясь, потоки, но ни один предмет в покоях примарха не сдвинулся с места, ни один лист бумаги или опавшее перо не взлетели, подхваченные ветрами.
Свет становился всё ярче, и эфир заполнял всё больше и больше.
А потом раздался крик.

К десатному кораблю примарх явился последним, в сопровождении мрачных Сангвинарных Гвардейцев, которые почти скрывали его своими телами. Ангел был в тех же доспехах, в которых прибыл в этот мир, и верный клинок покоился в ножнах, и копье крепко сжимал он в руке. Когда они подошли к рампе, Гвардия расступилась, пропуская вперёд примарха, за спиной которого высились крылья, скрытые кольчужной сеткой из неостали. Когда за ним начала подниматься рампа, находившиеся в ангаре спешно покинули его, и, на сей раз, Громовой Ястреб завёл реактивные двигатели и полетел навстречу адскому пейзажу. Практически одновременно с тем, как судно покинула ангар и закрылись ворота, единажды заговорили макро-батареи, сокращая путь сквозь лабиринты храмового комплекса.
Когда опустилась рампа, Сангвинарные гвардейцы пошли вперёд, наравне с Палачом, оставляя примарху просто следовать за ними внутрь. Болтеры и клинки золотых  воинов не встречали сопротивление ни от мягкой плоти, ни от наростов и брони. Когда пред ними предстали тусклые недра собора и то, что обитало там, легионеры почти открыто выказывали своё презрение.
Император, спаситель человечества, приказывал уничтожать любого ксеноса и спасать остатки человечества из плена ложных культов, приводя миры к согласию. Велел вести человека в светлое будущее, трудом завоевывая место в обществе. Но никак Заступник Терры не отзывался о том, как должны жить смертные люди. Однако, отвращение к горе плоти, не способной поднять даже собственный вес, и презрение к себе, которое это означало, всегда раздражало десантников.
Гвардейцы рассредоточились, кто-то на реактивном ранце воспарил вверх, под купол. Ангел проследовал за Палачом, наблюдая безмолвный допрос и кару, постигшую тварь. Включился вокс.
- Адмирал, проложите курс до точки входа, - эхо тут же подхватило голос, многократно умножая под высокими сводами. - Орудия должны быть готовы вести огонь по любой цели в зоне их досягаемости, если по пути будет обнаружен враг. В схватку...
Ангел посмотрел на Палача.
-...в схватку не вступать, огонь на ходу. Мы выдвигаемся обратно.

+1


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Adversa Fortuna


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC