гостевая сюжет правила роли акции

Кому-то понадобилось снова пробудить в Эмме негативные эмоции, которые та так старательно пыталась исправить в кабинетах опытных психологов всё это лето. От подобных мыслей Брук передёргивало, а по позвоночнику непроизвольно начинал бежать неприятный холодок...==> читать далее

MIGHTYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIGHTYCROSS » that awkward moment » Ravenous


Ravenous

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Ravenous

http://sa.uploads.ru/pT96N.gif http://s1.uploads.ru/hUXTO.gif
Frank Sinatra – New York, New York

Нью-Йорк

1957 год, начало апреля

Милена, Стив

● сюжет ●

В городе происходит несколько зверских убийств, вину в которых пеняют одичавшим собакам или сбежавшим из зоопарка хищникам, но слепок зубов ставит полицию в тупик: он не принадлежит ни собаке, ни волку, ни даже тигру. Прознавшие обо всем журналисты желтых газетенок тут же выпускают статьи одна другой краше, делая преступником монстра из древних преданий и легенд. Как бы абсурдно это не звучало, но и в этой шутке есть доля правды.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (21.08.2016 10:40:51)

+1

2

Дымок срывался с кончика тлеющей сигареты и устремлялся прямо под потолок. В кабинете уже было впору вешать топор, да вот только топора не было. Было то, что обычно к топору прилагается. Хотя нет, далеко не обычно. Итак, был убийца, пока что в отчетах, с непонятными мотивами, с неустановленной личностью, и вообще... Какой-то совершенно мутный тип. Кажется, любящий закусить каким-нибудь представительным дядечкой. И непредставительным тоже. И в одном случае даже не дядечкой. Мда.
Стивен выпустил последнюю струйку дыма и бросил окурок в пепельницу. Вообще, подобная вредная привычка была Роджерсу скорее не свойственна, потому как дымил он только в минуту глубокой задумчивости, чтобы упорядочить скрип мозгов, которые ни в какую не желали работать, а так, чтобы прокуривать обеденный перерыв в компании коллег, выше крыши заваленных губительной для нервов работой, - это не к нему. Сложившаяся же сейчас ситуация вполне себе располагала к тому, чтобы крепко над ней задуматься и перестать, наконец, буксовать на месте, но картинка не складывалась ни в какую, что следователя немного расстраивало. Взяв в руки исписанные аккуратным почерком листы, он снова вчитался в текст.
"Итак, что мы имеем... Горло жертвы перегрызено - раз, следы зубов невозможно отнести к какому-то определенному хищнику - два, одна из жертв найдена мертвой в номере отеля - три," - мужчина побарабанил пальцами по столу: "Судя по наведенным справкам, никаких волков и прочего зверья из зоопарка не сбегало, и в отели, тем более, не захаживало. Да и не волк это уж точно. Осмотр места преступления подтвердил, что в номер тело никто не подбрасывал... Какой-то бред".
Дверь отворилась, послышалось неодобрительное пофыркивание, и, помахивая перед собой ладонью, чтобы разогнать дым, в кабинет вошел коллега Роджерса, Джеймс. Хотя чего это он? Сам же начал курить намного раньше друга с целью казаться взрослее.
- Хоть бы форточку открыл, - буркнул он, мимоходом кидая на стол Стива свежую газету, и направился к окну, исполнять задуманное, - Видел?
Полицейский мельком глянул на заголовок на первой странице и устало выдохнул: "Еще этого не хватало. Придумали тоже, нью-йоркский оборотень".
"Меня больше заботит то, откуда эти проклятые журналисты обо всем узнали," - Джеймс плюхнулся в кресло и потянулся было к телефону, чтобы с кем-нибудь поругаться по поводу просочившихся в прессу материалов, но передумал: "Кстати, есть какие-то подвижки?".
- Нет, - устало ответил Роджерс, кидая отчеты и газету обратно на стол, и поднялся на ноги, - Еще немного, и я тоже, пожалуй, задумаюсь об оборотне.
- Я бы с удовольствием посмотрел на то, как ты будешь высказывать эту гипотезу шефу.
- Ну тебя, - мужчина стянул с вешалки пальто и шляпу, поняв, что глядением в отчеты ничего не добьется, и решил снова навестить одно из мест преступлений, а после заглянуть в бар. Или сразу в бар, а в отель завтра? За окном уже темнело, выходит, сейчас около восьми вечера. Номинальный рабочий день давно закончился.
- Правильно, иди проветрись, - донеслось в спину.
Стивен буркнул что-то себе под нос и нарочно хлопнул дверь. Все-таки сразу в бар. А оборотни - сказки. И форма челюсти у них другая. И некий Роджерс непроходимый зануда.

Неповторимый запах городской весны разливался в воздухе необычным ощущением свободы, а ведь его составляли всего лишь мокрый асфальт, дорожная пыль и дым. Стив отправился вверх по улице. Пока он пройдет те три квартала, что отделяли его от бара, в голове немного прояснится и, вероятно, появятся силы даже на то, чтобы воспринимать начинающих играть в девять вечера музыкантов. А если с ними будет прекрасная певица, м?
Главное, не налегать на спиртное, а то завтра точно оборотни на каждом шагу начнут мерещиться...
Когда полицейский вошел в бар, музыканты еще только настраивались, а прекрасная певица отсутствовала. Что ж, может опаздывает, это вполне в духе прекрасных дам.
За барной стойкой обнаружился его старый друг Тим. Будет с кем поболтать. Стив плюхнулся на стул, запоздало махнув в приветствии рукой.
- Хэй, Стиви, чего такой хмурый? Злодеи не ловятся? - заметно оживившийся бармен уже потянулся за стаканом, предугадывая просьбу друга.
- Да чего-то замотался, - мужчина устало потер переносицу, опуская напрашивающийся комментарий по поводу оборотней с упырями в сегодняшней вечерней газете, - Налей мне чего-нибудь не шибко гадкого.
Хмыкнув, Тим поставил стакан обратно и, взяв кружку, принялся наполнять ее пивом. Бармен лично снял с него пробу, поэтому в "не гадкости" напитка был полностью уверен. В этом вскоре убедился и Роджерс, да только через пару мгновений столь благостно начинающийся вечер был подпорчен.
Послышалось подозрительно знакомое шуршание. Ага, так и есть. Тим просматривал вечернюю газету. Скосив глаза в его сторону, Роджерс отчетливо видел, как друг расплывается в саркастичной улыбке. Черт возьми... Только молчи, умоляю...
- Оборотень, ха! И это известный бруклинский ежедневник, скатились уровня желтой газетенки... Эм... Стив?
Парню хотелось схватиться за голову и взвыть, что тот оборотень.
- Прости, я не знал, что ты над этим...
Роджерс исподлобья глянул на друга и молча подвинул в его сторону пустую кружку.
- О, кстати, давай продадим идею "Марвелу"! - тут же нашелся бармен, а, поймав еще более мрачный и чуточку угрожающий взгляд Стива, только обезоруживающе улыбнулся, правда, полицейского это все равно не проняло.
- Знаешь, я думаю, редакторы и сценаристы "Марвел" тоже читают газеты, так что ничего у тебя не выйдет. И, пожалуйста, хватит уже мусолить эту тему, иначе мне придется дать тебе в глаз.
- Серьезно? Я думал, что мы друзья... - нарочно растягивая слова, ответил бармен, смотря на друга с видом несправедливо униженного и оскорбленного.
- Серьезно, - безапелляционно сказал следователь, дополняя фразу стуком резко поставленной на стол опустошенной кружки. Бедняга, икается уже наверное этому чудищу.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

Отредактировано Steven Rogers (21.08.2016 10:41:19)

+1

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Udhfi.jpg[/AVA]
- Нью-Йоркский оборотень, значит, хах, - едкая усмешка, похожая на оскал хищника-чудовища, плавно перетекла в милую ироничную улыбку на накрашенных алой помадой пухлых губках. Чувственных, сияющих блеском, приоткрытых и сложенных в трубочку. Янтарные животные глаза блеснули в полумраке, демонстрируя острый вертикальный зрачок, который вдруг плавно растянулся до совершенно привычного нам, человеческого круглого.
Струйка серебристого дыма сорвалась с кончика сигареты к потолку, клубясь и извиваясь жуткими силуэтами клыков и монстров. Та была прикреплена к мундштуку с изящной гравировкой на ней, сделанной явно на заказ. Пальчик стукнул по нему и пепел осыпался вниз, показывая спрятавшийся на мгновение алый огонёк. Изящная женская ручка с тонкими пальчиками, облачённая в перчатку из шёлка, держала его, пока вторая, в такой же дорогущей дани моде, шелестела свежими страничками местной газеты. Чьи заголовки пестрили о новом чудовище, террорезирующем улицы города. Полиция в тупике, дикие звери бушуют, цензура не позволяет публиковать столь жуткие фотографии с мест преступлений, от того мелькают лишь нелепые картинки бурной фантазии больного мозга местного художника и списки имён людей, что умерли или без вести пропали (что приравнивалось к первому в уме каждого жителя города".
- Ну, совсем ведь на меня не похоже... - досадно в шутку морща носик, девушка, что только что была с жуткого вида челюстями и глазами, сейчас выглядела как настоящая фото модель. Ровная, чуть смуглая кожа, идеально ухоженная, без единого изъяна. Яркая дорогая помада на пухлых соблазнительных губках, одежда от лучших кутюрье из самого Парижа. Драгоценные украшения, стоимостью в целую квартиру в центре города. Пышные формы, идеальная фигура, идеальные пропорции, слишком "идеальная", чтобы быть просто человеком. Но этого мало, чтобы заподозрить в ней кровожадного убийцу, особенно когда эти красивые губки шепчут едко "зависть", опуская вашу самооценку и будоража совесть со стыдом.
Тихий смешок. Она поднесла газету к зеркалу своего будуара, втыкая ту за край. И смотрела то на жуткого "оборотня" на картинке в газете, то на себя в зеркале, в свете ярких ламп. Да, ничего общего, ни одной зацепки, ничего... от того полиции никогда и ни за что не найти этого жуткого "монстра". Ведь этот монстр, очень популярная певица в популярном заведении, гастролирующая со своей труппой время от времени.
Милена.
Таков был её творческий псевдоним - бриллиантовый голос большого яблока! Ангел вдохновения и самая любимая модель одного из популярных дизайнеров Нью-Йорка. Дорогие украшения, слава, деньги, внимание, её фото на обложках всех журналов. Есть даже несколько её фотографий в стиле pin-up, что так же были очень популярны и висели почти в каждом шкафчике, на стене, потолке и прочих поверхностях, как у сильной половины человечества, так и у слабой, как пример красоты, к которой стоит стремиться. Идеал.
- Мисс Милена? Ваш выход через пятнадцать минут! - раздался голос из-за двери её гримёрки. Милена наклонилась к зеркалу, приглядываясь и стёрла большим пальцем пятнышко крови, что засохло в уголке её губ. Как это она не заметила? Впрочем, смазанное с помадой частично, было и не понять, что это кровь, только Милена точно знала, как и точно знала чья.
- Спасибо, дорогая... я скоро буду... предупреди музыкантов насчёт репертуара, пожалуйста!
- Я могу вам чем-то помочь?
- Нет, ну что ты, я справлюсь сама! Ты свободна, - усмехаясь на глупый вопрос, она не открыла двери, не обернулась, хватаясь за ручки кресла, в котором сидела. Лишь тряхнула плечами, чтобы пушистое боа скользнуло вниз по ним. Она всё смотрела на себя в зеркало, чтобы убедиться, что ничего не упустила. Тут, знаете ли, спрятана одежда в крови, ни к чему звать ассистентку, ведь тогда и её придётся убить, а на сегодня Милена насытилась, да и найти подходящую под свои капризы помощницу нынче стало так непросто...

Живая музыка начиналась только к десяти вечера. Популярная группа на этот раз не рекламировала своё выступление в этом тихом заведении. Они частенько устраивали подобные "благотворительные" вечера для всех и каждого. На брошюрах и плакатах на входе лишь таинственный силуэт, да работа дизайнеров над оформлением этого в рамку и подборки шрифтов. Имя исполнителей и репертуар был неизвестен до последнего гостям. До... вот этого момента, когда все уже собрались, заказали выпить, расслабились и забылись. А на сцене, пока музыканты настраивали инструменты, появился ведущий. Весь почему-то взволнованный, вспотевший, нервно заикающийся. Он встал в центре круга света, что бил из софитов сверху прямо на сцену и поднял карточку к лицу, почти в упор, до сих пор не веря в то, что там было написано.
- Дамы и господа, вашему вниманию предоставляю сюрприз от нашего заведения для вас. Прошу, встретим аплодисментами на сцене... прекрасная Милена! - чуть повысив голос под конец, он тут же сбежал за кулисы с края сцены. Погасили свет. Хлопки из зала стихли. Музыканты пока замерли, глядя на тот самый не погасший и теперь сияющий ещё ярче, круг света. И, наконец, томное ожидание закончилось. Первым раздался чарующий женский голос, так сладко, словно массируя, нарушая тишину в зале.
- You had plenty of money in 1922.
You let other women make a fool of you.
Why don't you do right,
like some other men do? -
из-за тяжёлых штор появилась стройная ножка в туфлях, блестящих миллиардом блёсток, особенно при таком ярком свете. Чёрная перчатка чёрного шёлка отодвинула занавес немного и вот, наконец, источник этого чудесного пения появилась перед всеми.
Милена.
Чёрное платье в пол с шикарным декольте и разрезом от самого бедра, через который видны её чулки с подвеской. Сочная кроваво алая помада, чёрные длиннющие ресницы, высокий каблук и уложенные по последнему писку моды волосы "волной", сияющие как сладкий шоколад. Походкой от бедра она двигается к микрофону, установленному на краю сцены, впереди. Пальчики в печатках поглаживающе ласкают рукоять и серебряный микрофон.
- Get out of here,
get me some money too... -
выстрел глаз в толпу. Раздаётся свист и очередные хлопки из затемнённого зала. Милена оглядывает присутствующих, ловя взгляды восхищения, шока и, конечно, желания на себе.
- You're sittin down and wonderin what it's all about.
If you ain't got no money, they will put you out.
why don't you do right,
like some other men do? -
взгляд цепляется за мужчину у бара, потягивающего пиво и смотрящего на неё иначе. не так, как она привыкла, на неё смотрят. Это её интригует и она не спускает с него глаз. Смотрит точно в его сторону, точно ему в глаза, продолжая петь точно бы лично ему эту песню.
- Get out of here,
get me some money too...
- словно бы в подтверждение, после очередного куплета, на финальном припеве песни, она указывает на него рукой и замолкает. Гаснет свет и зал взрывается бурными аплодисментами, свистом и улюлюканьем. Сама же певица, словно не замечая всего этого, спускается вниз со сцены, благосклонно принимая помощь джентльменов с первых столиков. И направляется к нему....

+1

4

Роджерс подпер голову рукой и бесконечно тоскливым взглядом уставился перед собой. Зеркало за спиной Тима отражало уставшую осунувшуюся морду, несущую на себе печать тяжелого и, зачастую, неблагодарного труда и недосыпа. Вот так и разбиваются мечты наивного юноши по отношению к нужной и благородной профессии, призванной помогать людям. Дело заведомо безнадежное, "висяк", как говорится, но отказаться от него не было никакой возможности. Из главного департамента повадились часто названивать и интересоваться, как идут дела. А они не идут, вот хоть ты тресни! Шеф, конечно, был человеком понимающим, но своими придирками мог попортить достаточно крови, что в сложившейся ситуации только добавляло и без того зашкаливающего раздражения. Может, ну ее, эту работу? Съездить в отпуск, погреться на берегу океана, забыть о заботах... А ведь не видать пока отпуска, как своих ушей. Да и уволиться Стив просто так не сможет. Гиперответственность, чтоб ее, с высокоморальными принципами, так просто от них не отделаешься. Выходит, надо попытаться расслабиться хотя бы сегодня, глядишь, завтрашний визит в отель привнесет немного ясности в картину произошедшего. А если нет... Если нет, то надо быть готовым к тому, что на очередном собрании отдела шеф начнет отчитывать их с Джеймсом как первоклассников.
Тим, видя состояние приятеля, вновь заботливо наполнил его кружку пенным напитком. Продолжать столь благодатную тему для разговора он действительно не стал, и не потому, что боялся обзавестись фингалом под глазом, что будет явно ему не к лицу, а потому, что иногда все-таки знал меру. Вот вдруг Стив возьмет и обидится, перестанет заходить на огонек, заливать алкоголем свои проблемы и расшатанные нервы... Тим сделал карандашом отметку в блокноте, записывая, какая по счету кружка уже была наполнена. Хотя ладно, это он так. Друзьями все-таки не разбрасываются.

Тем временем, все сценические приготовления были закончены и, наконец, было объявлено выступление, ради которого Роджерс сюда и пришел сегодня. Он, к сожалению, не был знаком с творчеством Милены, поскольку не так уж и часто ему выпадала счастливая возможность послушать музыку в живую, следя за новыми восходящими звездами и развитием их таланта, поэтому даже представить не мог, насколько ему повезло оказаться здесь в нужное время в относительно вменяемом состоянии. Полицейский замер, едва услышав голос. Он очаровывал, пьянил и заставлял забыть о тревогах. Наверное, слишком громко будет называть это чудом, но именно это оно и было. Слишком красиво. Слишком невероятно. Даже не верилось, что все это происходит в городе, где завелся какой-то псих... Так, хватит о работе.
- Эй, не спи, - Тим легонько толкнул приятеля в плечо, вырывая того из задумчивого оцепенения, - Милая, правда?
- Ага, - согласился Стив, с легкой горечью отмечая про себя, что о такой девушке ему можно было только мечтать. Впрочем, он совершенно не умел общаться с женщинами, так что даже мечтать было глупо. Да и чудеса, в общем-то, должны оставаться чем-то недоступным. Но тут взгляд Милены почему-то обратился прямо на Роджерса, заинтересованный и столь же чарующий как и голос. Странно, что из всей обожающей певицу публики, она выбрала именно помятого от усталости Стива.
Бармен едва слышно хмыкнул, заметив прикованное к другу внимание.
- Она на тебя смотрит.
- Может, на тебя? - неохотно ответил мужчина, тут же шикая на приятеля, чтобы не мешал слушать.
- Да нет же. Познакомить? - хитро поинтересовался Тим, с не меньшей заинтересованностью наблюдая за разворачивающимся действом.
"Сам-то ты с ней знаком?" - мысленно вопросил Стив. В общем-то, не было ничего удивительного в общении бармена и заезжих артистов, но что-то с трудом верилось именно в это знакомство.
- Я думаю, что это плохая идея. И ты знаешь, почему, - полицейский отодвинул кружку в сторону и присоединился к аплодисментам, все еще не веря своим глазам. Милена и правда смотрела прямо на него. А, спустившись со сцены по завершению песни, и вовсе подошла к барной стойке, за которой расположился Стив. Наверное, это что-то, относящееся к сценическому мастерству, да?

- Чудесная песня, мисс Милена, - кое-как выдавил из себя Роджерс, страшно смущаясь, но изо всех сил стараясь этого не показывать, и то после очередного тычка от Тима. Благо, тот еще колкий комментарий забыл отпустить, занявшись приготовлением коктейля для подошедшей дамы.
- Прошу, - бармен аккуратно поставил бокал на стойку, - Вот за его счет, от благодарного слушателя.
"Дурак," - буркнул про себя Стив, обратив внимание на то, что на стойке все так же лежит вечерняя газета со статьей про злополучного "оборотня". Ох, ну не при дамах же. Почему Тим до сих пор не догадался ее убрать?
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

+1

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Udhfi.jpg[/AVA]
Стоя на сцене чувствуешь себя иначе, чем когда, например, идёшь по улице, даже если путь тебе освещают вспышки фото камер. Это чувство ни с чем не сравнить. Это давящее всеобщее внимание, это жгучее обожание и желание. Эта акустика и то, как из-за неё твой собственный голос, как стон в постели, ласкает уши каждого, даже в самом дальнем углу заведения. Свет тут ослепляет, музыка, ох, как пальчики пианиста пляшут по клавишам, заставляет мурашки разбегаться вдоль спины. То, как именно тут смотрится её роскошное дорогое платье со столь вызывающим разрезом от бедра, не смотрится даже на обложках самых глянцевых журналов современности. Атмосфера тут царила по-настоящему волшебная. Именно поэтому она не прекращала давать подобные представления, она не хотела терять это особенное для себя чувство - выступать перед живой не искушённой публикой. Это как общаться тет-а-тет, при свечах за вкуснейшим ужином на вершине мира с каждым... ни в какое сравнение с бесконечными интервью и теми же выступлениями на большой сцене. Нет, тут было что-то особенное именно для неё, что цепляло в душе её. Брало за живое и.... пробуждало в ней нечто человеческое. Затихал хищный плотоядный голод убийцы-монстра и просыпался чисто женский. Ради таких моментов и стоило вести двойную жизнь, что, по всем параметрам, была очень не проста - постоянная ложь и конспирация, но... эта опасная игра стоила свеч. Она давно могла бы отдаться на волю своей звериной сущности, дать себе свободу от клетки цивилизации и обще принятых манер поведения. Но ей очень нравилось петь, ей нравилось творчество и это, как последняя ниточка, держало её от прыжка в бездну.
Наклонившись чуть вперёд, чтобы пышный бюст в дразнящем декольте обнял подставку под микрофон, пальчики поглаживают серебряную ребристую поверхность, а губы почти касаются ледяной, сверкающей стали. Она не просто поёт, она словно бы занимается любовью через один только взгляд. Проникает в самое сердце, как сирена в море, через свои песни. И сегодня, жертвой глубокого синего моря её глаз стал тот мужчина у барной стойки. Почему именно он? Случайность? Через какое-то время ты поймёшь, что это была судьба и ничего меньше, но пока кажется, что всё это дело случая, совпадение, простая случайность и нелепое девичье любопытство. Да. В глазах Милены он был не таким, как все. Она привыкла к ухоженным денди, бьющим сердца милых наивных девушек с лёгкостью взмаха ресниц. С их дорогими яркими пиджаками, весёлыми галстуками и налачеными ухоженными волосами. Вокруг неё в мире высокой моды было много красивых людей, слишком красивых, но взгляд зацепился за не выспавшегося, чуть бледного с таким уставшим взглядом мужчину с пивом в дальнем углу. Нет, вовсе не от "противного", как говорится, она не искала противоположности своей привычной компании, скорее... она соскучилась по естественности. К тому же, он был весьма привлекателен, пусть потрёпан и устал. Когда их взгляды встретились, проскочила какая-то искра, которая ясно говорила о том, что они оба что-то искали этим вечером и могли найти это "что-то" друг в друге.
Поэтому, да, просто поддавшись порыву, когда музыка стихла последней трелью пианино звонких клавиш, она, не выходя с боку, как ведущий или не прячась обратно за занавес, спустилась прямо по столикам и стульям, словно по ступеням, с середины сцены вниз. Под бурные аплодисменты всего зала и его персональные, стукнулась каблуком о пол и, всё такой же медленной, крадущейся походкой от бедра, прошла к бару. Она лишь успела распахнуть губки и втянуть воздух, наполним лёгкие, как бармен уже что-то намешивал. Она заказала коктейль с вежливой улыбкой, со своей привычной, с которой она улыбается с обложек журналов. Но взгляд быстро переместился на "угощающего"... только он, головы даже не повернула.
- Чудесная песня, мисс Милена, - пока готовился ей напиток, она нырнула пальчиками в своё декольте за сигаретой. Мундштук так же оказался с собой, но вот незадача, прикурить не от чего. Или же, так и было задумано? Снова улыбка. Примостив свою попку на стул рядом с мужчиной, она, наконец, повернулась к  нему лицу.
- Вы так думаете? - ответила она вопросом и, обхватив губами мундштук, наклонилась к незнакомцу, ясно давая понять, что просит огонька у него. Когда уголёк сигареты заалел, она выпрямилась обратно, расправляя плечи.
- В любом случае, спасибо... и за коктейль тоже. Вы настоящий джентльмен... таких в наше время осталось не много. Как вас зовут? - поинтересовалась она. Да, знакомиться ей не впервые, делая первые шаги, хотя, он сам с ней заговорил, а не это ли явный признак того, что возражений нет и он не сбежит? И всё же, несмотря на то, что вниманием мужского пола она была не обделена, она по прежнему боялась быть отвергнутой... как и любая девушка. И, решив смягчить волнение алкоголем, развернулась к своему бокалу. На глаза попалась газета. Да-да, тот самый свежий выпуск, который был и у неё в гримёрке. Сделав глоток коктейля, она демонстративно поставила свой бокал на картинку с жутким монстром, придуманным художниками из тамошнего отдела. И, закатив устало глаза, так, что перехватывало дыхание от трепета этих ресниц и сверкающих блёстками век, сделала затяжку. Клубы дыма сорвались с алых губ.
- Увлекаетесь страшными сказками?

+1

6

Достав из внутреннего кармана зажигалку, Роджерс учтиво предложил даме огоньку, дополняя "мистический" ореол настоящего джентльмена. Так уж его воспитали.
- Чистая правда, - сдержанно улыбнувшись, ответил мужчина, чувствуя себя немного неуютно, поскольку приходилось преодолевать свое смущение и пытаться при этом не выглядеть идиотом. Вот насчет успешности последнего у него были большие сомнения. Не так то часто приходилось разговаривать с женщинами не по работе, а просто так, особенно, с той, которая понравилась. А это требовало определенных навыков, между прочим. Но, к сожалению, у полицейского с этим не ладилось, а в общении с дамами - фатально не везло. Что ж, если снизошедшая со сцены дива выдержит хотя бы пять минут в его обществе, то можно будет считать это маленькой победой.
Тим тактично отошел к другому краю стойки, чтобы обслужить желающих испить горячительного. Не факт, конечно, что они явились только за этим. Например, можно было попутно поглазеть на Милену, украдкой, конечно. Вряд ли кому-то хотелось вылететь из бара в такой прекрасный вечер.
На незаметно отошедшей на второй по всеобщей заинтересованности план сцене музыканты начали наигрывать что-то зажигательно джазовое, чтобы заполнить пустоту и не давать скучать собравшимся.

- Мое имя Стив, - вежливо представился Роджерс, чувствуя на себе явно заинтересованный взгляд. Вот только в следующее мгновение этот заинтересованный взгляд обратился к как нарочно забытой барменом газете. Надо было втихую спихнуть ее за стойку, пока была возможность. Но теперь то уж, к сожалению, ничего не поделаешь, и, оставаясь джентльменом, придется поддерживать не слишком приятный для самого себя разговор. Неужели, Милене и в самом деле интересна газетная статья, которую в лучшем случае можно было назвать бредовой? Хотелось надеяться, что это было сказано лишь для поддержания беседы. Ох, как бы еще так изловчиться, чтобы собеседница не узнала о том, что ее новый знакомый не только увлекается этими страшными сказками, но и заинтересован в них профессионально. Не все любят полицейских, а некоторые даже откровенно презирают, так что стоит ответить нейтрально или вовсе отшутиться. Если, конечно, Тим не устроит подлянку своим очередным комментарием, выдавая Стива с головой. С него станется. И как они умудряются до сих пор дружить?
- Об этом полгорода говорит, так что сложно оставаться в стороне, - мужчина усмехнулся и полез было за сигаретой, но на полпути передумал, - Думаю, не стоило газетчикам так будоражить жителей, но ведь им только дай волю...
Многие могли быть напуганы, что не удивительно, но в таком случае вряд ли следовало придумывать сказочного монстра, пытаясь то ли смягчить эффект страха, мол, раз монстр сказочный, то нечего и опасаться. А опасаться было чего, поэтому стоило писать хотя бы о том, что стоит свести к минимуму пребывание на улице в темное время суток, а не эту ерундистику. Это был крайне недальновидный поступок, но насколько это заботило журналистов и их начальников? А ведь это еще и полицию в неприглядном свете выставляло, если так подумать. Да уж, свезло, так свезло.
- Надо признать, со своей задачей они справились прекрасно, раз уж и мы это обсуждаем, - подытожил Стив, неловко улыбаясь. Надо бы перевести разговор в какое-то иное русло, но... Проклятье, почему ничего не идет на ум? Ум, к слову, уже был немного опьянен. Алкоголем, прекрасной собеседницей, на которую невозможно было насмотреться сполна. Роджерс, конечно, давно уже не мальчишка, чтобы окончательно и бесповоротно влюбиться с первого взгляда, но быть очарованным мог себе позволить, тем более, причина была более чем стоящей.
- А вы надолго к нам? Или мне чудом удалось попасть на единственное выступление? - поинтересовался полицейский, - Прошу прощения, если вопрос нелепый, но совершенно некогда следить за сценой.
Бармен стал на удивление молчалив, не сказав ничего компрометирующего относительно "оборотней", да и вообще... Хм, совесть у Тима проснулась, не иначе.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

+1

7

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Udhfi.jpg[/AVA]
Такая волнующая или, можно сказать, томная атмосфера снова и снова наполнялась и подчёркивалась всё новыми деталями. Вспыхнул огонёк зажигалки, очерчивая лицо девушки и контрастно выделяя каждую линию судьбы на ладони мужчины. Затем, с тихим шёпотом её выдоха, с губ сорвались клубы сигаретного серого дыма, добавив "тумана" в эту и без того мистическую и интригующую встречу. Пытливый хищный взгляд плотоядной певицы поднялся из под пышных ресниц, взглянув с полуприкрытых век, исподлобья. Как любое животное, она может не могла читать мысли, но вполне могла угадать "намерения". Человеческое тело выделяет феромоны... потому звери могут прочитать чужие страх, агрессию и... возбуждение. А поскольку помимо животных маленьких козырей в рукаве у неё имелись обыкновенные "женские штучки", она почти сразу поняла, что мужчина напротив неё нервничает. Что ж, она находила это довольно милым, о чём говорила появившаяся на алых губах улыбка.
- Стивен, значит... - почти простонала Милена, дегустируя на языке полное имя парня. О да, этот Стив ещё не знал, что повезло ему намного больше, чем свалившийся сам собой, просто тихий романтический вечер в компании златоголосой красотки с обложек журналов. О, Милена не спрашивала у своей добычи имён, чтобы проще было расправляться с жертвами, так что это знакомство ясно давала понять, что голод, который испытывает девушка к этому мужчине, был иного характера.
Она выпрямилась обратно только теперь, полукругом поведя плечиками и давая полупрозрачной ткани своего шарфика соскользнуть с плеч вниз, к локтям. Но на демонстрации гладких изящных плеч она не остановилась. Взмахнув ножкой, она закинула одну на другую, да так, что в разрезе платья стала виднеться подвеска её чулка. Сложив губки трубочкой, она снова затянулась. Ноготок ударил по краю мундштука и пепел осыпался им под ноги.
- Не могу не согласиться, особенно если учитывать мою любовь к работникам с жёлтых страниц... им подавай сенсации, о других они думать не привыкли... - изящный взмах не менее изящной ручки в серебряных колечках и браслетах и пепел с мундштука уже бессовестно сыпется на животрепещущую картинку монстра на первой полосе. Поставленный следом бокал её выпивки тут же размазал всё до неузнаваемости. Да уж, Милена любила мелькать своим красивым личиком на глянцевых страничках журнала мод, однако, своим другим личиком, пусть и надуманным чьим-то больным творческим разумом - отнюдь. А уж то, что её видят так теперь большая часть города, вообще было обидно, хотя, по большей части, всё таки, наверное, смехотворно. И вроде сама завела эту беседу, и сама теперь не хотела продолжать разговор в том же русле. Просто как-то интересно стало, что конкретно этот парень думает о "ней" из газет, снова эгоизм, в какой-то мере, заговорил в ней. Но теперь вернулась осторожность. Так что думая, как бы самой и исправить положение, она взяла свой бокал и и сделала глоток. За это время, умничка по имени Стив, сам справился с этой задачей, снова переключая всё внимание на неё. То как бы её и не покидало на самом деле, но об этом же знала только она, верно? Закончив пить, она отставила бокал и улыбнулась.
- Что же, Стив, вы бы скучали по мне? - она наклонилась снова вперёд, на этот раз к нему, почти вплотную. От чего у всех вокруг, кажется, перехватило дыхание. Казалось, по её томному взгляду, по приоткрывшимся пухленьким губкам, что она вот-вот поцелует его, однако, она лишь выдохнула беспардонно дым ему в лицо и выпрямившись, тихо рассмеялась. Тонкие пальчики ухватились за первую страничку этой самой газет, перелистнули парочку и отпустили. На третьей или четвёртой страничке красовалась снова её фотография, но уже не монстра, а прекрасной певицы в блестящем платье. Жирным шрифтом заголовок статьи кричал "золотой голос большого яблока вернулся!".
- Что тут скажешь... на этот раз писаки не врут. Как видите, я только вернулась, можно сказать, хотя от всего этого внимания так устаёшь, ни минуты покоя, а хочется ведь порой простого... человеческого общения, - она лукаво подмигнула мужчину и оскалилась в обворожительной коронной улыбочке.

+1

8

То, что Стив понятия не имеет, как нужно разговаривать с женщинами, было фактом в его окружении более чем известным, что служило причиной подколов, неудач, а то и скандалов, но это было всего раз, так что не надо себе выдумывать всякого! Женщины были словно другими существами. Они редко скажут что-то прямо, тебе придется догадываться по намекам, взглядам и полуулыбкам, придется расшифровывать эту игру, чтобы понять, что от тебя хотят на самом деле. И упаси тебя бог интерпретировать жесты неправильно.
Наблюдая за Миленой, как ему казалось, украдкой, Стив понял, что пропал. Взгляд из-под густых ресниц, мягкая улыбка и игра тела привораживали. Это было как колдовство, и женщина напротив влекла его если не против воли, то против убеждения, что ничего ему не светит, а такие красавицы достаются только уверенным в себе денди.
- Пожалуй, - честно ответил Роджерс и буквально в следующее мгновение ему пришлось приложить огромные усилия, чтобы не закашляться от ударившего в нос дыма. Стив отстранился с немного виноватой улыбкой и облокотился на стойку. Кажется, женщина просто заигрывает, из любви к искусству, так сказать. Ну и он чего-то как всегда не понимает. Поступок собеседницы был воспринят как щелчок по носу для того, кто смеет лезть, куда не следует. Но такое коварство мужчину почему-то совсем не расстроило, да и мнения о певице не изменило, так что да, все равно скучал бы по этому прекрасному голосу, заставлявшему забыть о проблемах хотя бы на вечер.

Но проблемы, почему-то, считали совершенно иначе. Точнее, считал иначе бармен, решивший то ли прекратить "издевательства" над своим другом, то ли... А, черт знает, что там было у него на уме. Телепатом полицейский, к сожалению, не был, а пригодилось бы, будь оно так. Смог бы и дела быстрее раскрывать, да и знал бы, что дать в глаз Тиму стоило именно тогда, когда он пообещал это сделать, и ни минутой позже.
- О, леди, ваш бокал совсем пуст, - Тим "подгреб" обратно, закончив с другими клиентами, - Вы позволите?
Смешав коктейль вновь, бармен наполнил им бокал и подал его певице.
- Так ведь и общение станет живее, - заверил Тим и, бросив взгляд на портрет Милены в в статье в музыкальной колонке, добавил, - Прекрасное фото! Надеюсь, публику не настолько испугает статья о монстре и это не повредит посещаемости выступлений, вашему замечательному голосу нужно как можно больше слушателей.
- Тим, будь добр, не начинай про... - достаточно спокойно и все еще вежливо начал Роджерс, но друг его перебил.
- А то дашь мне в глаз, да? Потом выпишешь сам себе штраф и будешь платить в своем же полицейском участке? То-то коллеги удивятся...
"О, Гос-с-с-споди...", - Стив тяжело вздохнул и закрыл лицо ладонью. Вот так вот взять и раскрыть его профессию, совершенно не задумываясь о том, как это повлияет на друга. С одной стороны, нельзя скрывать правду, но только тогда, когда задают прямой вопрос, а так... Чувствовал ли он себя когда-либо еще настолько глупо? Хотелось провалиться сквозь землю.
- Все может быть, - бесцветным голосом ответил Стив, заставив бармена стушеваться и замолчать. Затем его не шибко радостный взгляд обратился к прекрасной собеседнице: "Простите, должно быть, подобные выходки не очень располагают к простому человеческому общению. Приношу свои извинения".
Ну вот, сейчас ему прилетит перчаткой по лицу. Или опрокинут на голову содержимое бокала.
А так все хорошо начиналось...
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

+1

9

[AVA]http://sd.uploads.ru/t/Udhfi.jpg[/AVA]
Милена была словно ягуар в джунглях, который, завидев аппетитную газель, уже перебирал своими острыми лопатками, прячась пятнами в тенях дождевого леса. И грозные рога с острыми копытами совсем не страшили охотницу, но лишь прибавляли охотничьего азарта. Когда добыча слишком проста, это скучно, охота не волнует кровь, не заставляет сердечко трепыхаться, словно пташка в клетке. Это превращается в рутину, сколь изящно бы хищник не играл свою роль... но сейчас Милена чувствовала это особенное ощущение, щекочущее где-то внизу живота. Не сказать, что Стив был тем, кто легко бы пал под её каблук и там был бы раздавлен, но и не был самоуверенным денди, что тешил бы себя надеждами самому такую даму забить под свой каблук. Несмотря на поддатливость мужчины, чувствовалась его сила, уверенность, его личность. Она читала его как роман - взахлёб. Каждое его движение, подмечала изменения в лице и голосе, проверяла и анализировала каждое слово, сказанное им. Она делала свой ход и ждала, как ответит он с большим нетерпением. Она могла издеваться над мальчишками, чьи амбиции обманом вели их на завоёвывание её сердца так отчаянно и нелепо, вот так выдыхая дым прямо в лицо, но теперь... пробуя это на Роджерсе, видела в этом недостойное, со своей стороны, поведение. Впрочем, привыкшая, что ей всё прощалось за эти самые красивые глазки, не придала этому большого внимания. Хотя и не без проказливой улыбки смотрела на то, как мужчина откашливается.
- О, леди, ваш бокал совсем пуст, - ох, если бы только взгляд мог убивать, бармен наверняка бы уже замертво свалился за свою стойку со звоном бьющегося стекла. Чёрным по белому было написано в этом взгляде "не лезь - убьёт", как на электро щитке. Но недюженное терпение и банальное воспитание сдержали порыв не убить, так нагрубить и девушка лишь более раздражённо вздохнула.
- Вашими стараниями мне одна извилистая дорога - в канаву к другим пьяницам... благодарю вас, - вроде бы и вежливо ответила певица, но в то же время прозвучало это, как "да пошёл ты" из её сладких уст. Эти самые губки, что так сладко говорили жёсткие вещи, снова обхватили мундштук и грудь поднялась от вдоха. Затрещало платье, заблестели блёстки и она выдохнула, пряча декольте снова в облаке сигаретного дыма. Она устало прикрыла глаза. Надоели эти льстивые речи, это притворство, ох, разумеется, её появление тут принесло не мало денег и ещё принесёт, просто по факту, что она тут засветилась. И народ повалит толпами в надежде на её повторное появление. Моргнула она только тогда, когда её спутник на веер, а именно так она его уже окрестила про себя, решил вмешаться. Как настоящий герой, спасти от назойливых мух, вроде этого бармена. Быть может, тот был и не плохим человеком, но явно не понимал, когда ему рады, а когда он лишний в чужом разговоре. Жаль лишь, что попытка Стива провалилась так быстро и сокрушительно, хотя Милена оценила сам порыв довольно высоко. Но, что куда интереснее было, оказалось, что перед ней представитель закона, что подожгло в ней интерес ещё больше. Да, не напугало, не оттолкнуло, а скорее подбило на опасные "игры с огнём". Она заулыбалась - хорошее расположение духа вернулось к ней в одно мгновение.
В это время её собеседник, явно недовольный раскрытием всех карт так скоро, был, наоборот, подавлен. Прикрыв ладонью лицо, пряча глаза, он так сухо и дерзко заткнул бармена, что аж завёл в Милене снова эту страсть, этот жар, желание познакомиться ещё ближе. Она пыталась сначала этого не показывать, что она так взволнована, но потом решила, что не стоит. Наоборот, лучше показать свои мысли достаточно понятно молодому мужчине напротив... да и бармену заодно, чтобы больше не лез между ними. А то, ей богу, сгорит в пламени желания до угольков.
- Напротив, меня привлекают мужчины в форме... - шепнула она так сладострастно, хватая Стива за галстук и притягивая к себе вплотную, договаривая последнее слово прямо ему в губы. Так близко, что он мог почувствовать на них её горячее дыхание. Взгляд её опустился на те же его губы. Она привстала со своего стула, обходя Роджерса сбоку и плавно отпуская его галстук, но как бы маня за собой.
- Тут становится как-то душно, не думаете? Толпа на меня давит, прямо не продохнуть от всего этого люда! - она театрально и специально так вздохнула, чтобы грудь снова чуть ли не произвела побег из декольте. Но затем накинула шарфик обратно, прикрывая плечи и пальчиком поманила полицейского за собой.
- Не возражаете переместиться со мной в более укромное местечко, где потише... даме, одной, в столь поздний час как-то страшновато по улицам бродить, а с вами - нет... - снова этот полный желания взгляд, что прошёлся по мужчине с головы до пят и обратно к глазам.
- Вы просто не можете мне отказать... - добавила она, ставя его в тупик и ясно давая понять, что отказа не примет.

+1

10

Стив на мгновение прикрыл глаза и бесшумно выдохнул, когда галстук оказался на свободе.
"Что она со мной делает? Проклятье..." - не сказать, что полицейский был совсем не рад такому развитию событий, если бы он сказал такое сам себе, то ни в жизнь бы не поверил в искренность своих слов. Скорее, дело было в том, что Роджерс сомневался, что происходящее с ним реально, потому что такого с парнями вроде него попросту не бывает, а если бывает... Удача, наконец-то, изволила повернуть к нему свое прекрасное личико, и Стиву удалось сказать понравившейся даме больше двух слов, не получив от ворот поворот, так в чем проблема? К тому же... Он и правда не сможет отказать Милене.
- С удовольствием составлю вам компанию, - мужчина все-таки сподобился улыбнуться и достал бумажник, чтобы расплатиться за выпивку. Небрежно смятые деньги были наспех выложены перед барменом, которому вдобавок достался не самый добродушный взгляд, по которому сложно было понять, благодарен ему друг в какой-то степени или все же хочет выполнить свою угрозу по отношению к нему. По впечатлением от этой странной смеси совершенно противоположных действий во взгляде Роджерса, Тим начал отсчитывать сдачу, которая другу была не очень то и нужна - он уже слез с занимаемого им стула и направился к певице, чтобы не заставлять даму ждать.

Подать своей спутнице пальто и бережно накинуть его даме на плечи тоже своего рода ритуал, подтверждающий воспитание настоящего джентльмена, без которого невозможно было обойтись. Так же невозможно было не заметить взгляды, которые кидала на полицейского певица. Чтобы истолковать их двояко, нужно было очень и очень постараться. Роджерс надел пальто и шляпу и, пройдя вперед, открыл дверь бара перед женщиной, галантно пропуская ее вперед, на мокрые от дождя улицы ночного Нью-Йорка, города, который никогда не спит. Пьянящий запах весны вскружил голову похлеще выпивки, впрочем до взглядов и прекрасного голоса Милены ему было ой как далеко. Она была необыкновенна, притягательна и сводила с ума одним движением ресниц. От нее веяло живым теплом, которого так не хватало в жизни одинокого человека. В ней бурлила страсть, от которой просто сносило голову, если на миг потерять над собой контроль. Она точно человек? Так непросто идти рядом с очаровавшим тебя чудом, принявшим воплощение красивой женщины.
Стивен мягко улыбнулся и, подставив согнутый локоть, чтобы певица могла идти с ним по руку, если захочет.
- Куда вы хотели отправиться, мисс Милена? Мне стоит поймать такси или в этом нет необходимости? - поинтересовался мужчина. Кто-то понаглее уже предложил бы провести вечер в своем доме, который, к слову, был не так уж и далеко, но Роджерс просто не мог быть столь бестактным даже порядком захмелев. Да и там на весь рабочий стол раскинулись запечатленные в заметках размышления о текущем деле, схемы, планы, незачем пугать Милену изнанкой работы полицейского.
О чем с ней говорить? Мысли затерялись где-то в клубящихся над городом облаках, так и не долетев до головы полицейского, которому так некстати отказала сообразительность. Оставалось надеяться, что тема бродящего по улицам монстра обойдет эту прогулку стороной, раз уж даму в первую очередь интересует тот, кто занят его поимкой.
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/5/3/1153389/84379445.png[/AVA]

0


Вы здесь » MIGHTYCROSS » that awkward moment » Ravenous


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC