гостевая сюжет правила роли акции

Кому-то понадобилось снова пробудить в Эмме негативные эмоции, которые та так старательно пыталась исправить в кабинетах опытных психологов всё это лето. От подобных мыслей Брук передёргивало, а по позвоночнику непроизвольно начинал бежать неприятный холодок...==> читать далее

MIGHTYCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Пришельцы в Париже


Пришельцы в Париже

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Пришельцы в Париже


http://se.uploads.ru/t/8Mubx.gif http://s1.uploads.ru/t/FPyCa.gif http://s3.uploads.ru/t/8NkoS.gif
http://s3.uploads.ru/t/d08ys.gif http://sf.uploads.ru/t/8pBDq.gif http://sg.uploads.ru/t/Oedgu.gif
http://s6.uploads.ru/t/Mm6Vu.gif http://s5.uploads.ru/t/Oibjm.gif http://s0.uploads.ru/t/L1yR0.gif

Мидгард, Пригород

некий мохнатый год - в Мидгарде

Сигюн, Тор, Фьюрис

● сюжет ●

Фрейя решает предоставить Сигюн возможность пообщаться с женихом в отсутствие его родни и дружков, и устраивает в Ванахейме поистине грандиозное пиршество, в честь помолвки, а заодно - повод познакомиться Громовержцу с будущей родней, так сказать, без галстуков. Пиршество в разгаре, Тор и Сигюн почти счастливы, и Фрейя тайком отправляется в Мидгард за подарком будущим молодоженам, но забывает закрыть "дверь"....

Отредактировано Sigyn (18.05.2016 16:38:26)

+1

2

Бухнуть – свтое дело, которое Фьюрис пропускал редко, с тех пор, как получил возможность быть иногда человеком. Это только кажется счастливым билетом,  - мол ты, чудище зубастое, вровень с богами за стол садишься,  - на деле в придачу получаешь кучу  опций, которые не то что не нужны, вообще нафиг не уместны. Например, западать на симпатичных девушек, а самая красивая девушка в Ванахейме, как известно, скоро выходит замуж, чем не повод напиться?

Не напиться, нажраться. В слюни. В сопли. В говнище.

Так что с самого фактически утра Фьюрис по привычке мрачно расхаживал по террасе перед замком, будучи неумолимой Фрейей превращенный в человека, как говорится, во избежание больших последствий. Оно, конечно, как ни крути – правда, в человеческом обличье дракон оставался физически сильнее не только человека, но даже и ван мог морду набить, но спалить замок или суд – тут, пардоньте, оказывался не способен. Вот и вынужден был расхаживать туда-сюда, считая со скуки, сколько шагов от одного края до другого. Потом считал, меняя ширину шага. Потом сорвал какую-то цветочную хрень и засунул в рот, задумчиво жуя, но быстро занятие прекратил, сплюнув и скривив рожу, потому что хрень оказалась дико невкусной.  Отобрал у одного с подносом ковш с брагой, спешно накатил, запивая послевкусие, вернул ковш и потопал в сад, втихаря помидоры пообкусывать, что ли с горя.

На десятой помидорине процесс надоел. Пришлось топать обратно и от делать нечего путаться под ногами у накрывающих столы слуг. Мало кто представляет, какой огромной помехой может стать  истомившийся от ожидания дракон, пусть даже в человеческом виде он всего лишь высокий худощавый парень, кроме Фрейи, которая, по жалобам официантов, наконец, явилась в зал и буквально под руку, но выволокла зубастого из дворца, заявив, что если он не перестанет мешаться под ногами, то Сигюн вообще не увидит. На этой угрозе вредно хмыкающий разом присмирел, утопал в уголок и оттуда до приезда гостей вообще не отсвечивал.  Зато набраться успел, так что встречать прибывших вышел в уже настолько невменяемом состоянии, что Фрейя, вовремя заметившая мрачную пьяную рожу, нетвердо выходящую из-за угла террасы , только охнуть и успела, щелкая пальцами, поскольку Фьюрис уже заметил прибывшую парочку и, набычившись, туда прямиком и направился, разбираться, какого такого хрена лысого?

Дракон не очень успел по пьяни сообразить, какая сила его буквально вынесла с террасы в рядом растущие кусты, из которых он не сразу даже смог подняться.  После пятой…шестой?... попытки встать и снова путаясь в цепких зарослях, парень с матами просто выкатился по земле, помяв попутно две или три клумбы, за которые Фрейя, поди, потом испросит, ну да и хрен ей, ибо сама виновата – где видано, честных драконов в кусты выкидывать, как кутят! Ну да, не трезв я, походу, ну и чо?  - с такими мыслями он кое-как поднялся, отряхнулся, и уже собрался всем все высказать, но тут услышал голосок:

- А где Фьюрис, мам?
- Где-то ходит, милая, пойдем за стол, гости ждут! – твердо слукавила богиня, намереваясь, видимо, увести невесту, но не тут то было. Плохо вы меня знаете, мадам-с! С воплем на всю террасу своим низким голосом:

- Я тут! – пьяный дракон, которому обходить всю эту рассаду было влом, просто собрался, разбежался и прыгнул.  Зацепился-таки руками за край террасы, матюгнулся, подтянулся и перевалился через перила.  Две пары глаз уставились на него с непередаваемым выражением, оно и понятно – лохматый, грязный, будто куры по двору катали.  Объясняться времени не было, поэтому он просто поджал губы, вскинул брови, округлил глаза и с бесшабашным видом развел руками, мол, вот такой вот я, свинья чешуйчатая.

- И ты эту свиноду хочешь вести за стол? – едва сдерживая смех, уточнила Фрейя, даже не поворачиваясь к дочери. Сигюн, в красивом бежевом платье, роскошными, заплетенными в косу, волосами,  понимала, что один эмоциональный захват друга в объятья, и она сама выйдет на пир как пугало.  Но куда больше смущало ее иное:  судя по шаткости равновесия, приятель напился почти до неприличия, и никак иначе, потому не один пир был за плечами, не одна гулянка, и кому, как не ей, было знать, что напоить Фьюриса было очень трудно.
- Лучше ответь мне, мама, почему он пьян? – нежным голоском, но сопровождая слова взглядом, преисполненным суровой укоризны, обратился она к Фрейе.
- Да разве за ним уследишь, - отмахнулась та, игнорируя укор дочери.
- Вот теперь – точно не уследишь, - тихо шипя, девушка подалась вперед, уперев руки в бока. – У нас полный зал гостей, мама, и один пьяный дракон! Ты как асгардцев предпочитаешь – хорошо прожаренными, с корочкой, али сыроватыми, с кровью?
- Да нет, ну ты что, Фьюрис не будет… - натужно рассмеялась женщина, хотя в глазах промелькнуло что-то, так похожее на панику.
- Не будет, конечно, - продолжала напор Сигюн,  - до первого кубка не будет.  А потом что?

- Э…эээ… - от того, что его не только не обняли, что еще понятно, но и игнорируют, дракон, откровенно, охренел и разом растерял всю речь. Так и стоял придурковатым болванчиком, открыв рот и разведя руки, да слушая, какого о нем великого мнения.  – Я это… так-то тут еще, - напомнил он двум царским особам, немного отойдя от охреневания беспрецедентностью происходящего.

- Ладно, ладно, - примирительно подняла ладони вверх Фрейя. – Я буду за ним следить, только вот, - щелчок пальцев вернул дракону приличный чистый облик, - так лучше. Пойдем уже представим тебя гостям, - чему-то хихикнув, старшая принцесса махнула рукой и пошла вглубь террасы, ведущей к залу для пиршеств. Сигюн, выждав мгновение, спешно, но крепко обняла теперь уже чистого дракона, шепнув:
- Безумно рада тебя видеть! Столько новостей потом расскажу! – и поспешила следом за матерью. Все же, нрав у принца был вспыльчив, не хватало бы, чтоб приревновал ненароком, если под ручку с кем выйдет. Тем более, если этот кто-то на лицо слишком уж схож с младшим братом Тора, разве что  не брюнет.

Фьюрис, опешивший вновь от пылких объятий, проклял себя раз пять за дорогу за собственный столбизм, сегодня напавший. Весь день мечтал, как подругу к груди прижмет, давно не видевшись, и проворонил объятья на корню. Так что, повесив голову и ворча самому себе под нос на самого себя, поплелся за девушками, остановившись ровно в тот момент на ступенях спуска в зал, когда Фрейя громогласно объявила:
- Позвольте представить вам Фьюриса, моего… приемного сына.о нихера себе как! От таких новостей дракон едва не сел прям где стоял, но на деле только вытаращил глаза на «мать».Но посмотрел на ломящийся от закусок стол, на прекрасную спину Сигюн, на гостей и взял да и поклонился.  Прям вот в пояс, все как положено. Здрасти, гости дорогие….. Дайте уже вина, что ли поскорее.

п.с.

Совместочка с Сигюн

Отредактировано Toothless (18.05.2016 17:55:30)

+1

3

После представления Фьюриса народу, подхватив того под ручку, Сигюн подвела друга к месту рядом с собой, по левую руку, тогда как с правой стороны распологался асгардский принц.
- Принц, позвольте лично вам представить Фьюриса, моего давнего друга и...кхм... брата.  - любезно улыбаясь, девушка чуть поклонилась
Пока его друзья из Троицы любовались красотами и красавицами ванахеймского дворца, Тор в компании Сиф успел оценить богатое убранство зала, обилие блюд и разнообразных вин, отметив про себя, что ваны любят празднества не меньше асов. Это немного радовало, ибо за время войн и конфликтов у обеих народов сложилось определенное мнение друг о друге и общие черты, послужат еще одной нитью, которая свяжет их в единый союз. Но самым важным звеном, должна стать грядущая свадьба, а сегодняшний пир должен стать основой для дружеских отношений.
Едва услышав шаги, Тор поднялся со своего места и широкой улыбкой поприветствовал свою будущую жену  и ее друга, о котором до сего момента был только наслышан. Вежливо кивнув принцессе, Тор перевел взгляд на ее спутника и пожал тому руку.
- Что ж, рад знакомству, Фьюрис. Надеюсь, что и я смогу тебя другом называть.
Его конечно, удивил тот факт, что друг Сигюн так похож на его брата, но разницу скорее внутреннюю, чем внешнюю Тор подметил сразу. От своих друзей ему было известно, что в отличии от Локи, Фьюрис в сути настоящий дракон и его внешний вид определенно своеобразный "привет" от матушки Фрейи, которой совсем не нравилась идея отдать свою дочь за принца асов. Перечить решению своего мужа и царя Ньерда ван не стала, но попыток выражать свое мнение не оставила. Что ж, время покажет кто же прав.
-Что ж, - радостно заметила принцесса, хлопнув в ладоши. Без наличия вокруг чужих стен она стала в разы задорнее и свободнее в выражении чувств, впрочем, не теряя меж тем своего достинства. - Предлагаю наполнить кубки и осушить до дна в честь замечательного дня и новых знакомств! - косой взгляд на Фьюриса. Сигюн не могла не порадоваться, что Тор практически не отреагировал на сходство дракона с братом, и почувствовала, как буквально камень упал с печени.
Фьюрис только рожу и скривил, но промолчал. Здоровенный ас рядом с Сигюн казался великаном. - Хороший тост, принцесса, - буркнул дракон и потянулся за кубком
Окинув взглядом присутствующих, Тор взял свой кубок и громко проговорил, дополняя тост принцессы.
- За крепкую дружбу и долгий мир!
Под одобряющие крики гостей руки с наполненными добрым элем чарками взметнулись к высоким сводам затем, чтобы быть испитыми через минуту и быть наполненными вновь. Музыка, песни и смех лились рекой, как и спиртное. Слуги с трудом поспевали наполнять пустые тарелки и менять тару, потому как не привыкший скрывать свои эмоции сын Одина имел склонность бить кубки об пол, едва в них заканчивалась выпивка. Но более всего на этом торжестве сердце бога грома радовалось присутствию Сигюн.
Своей грацией, нравом и удивительной красотой нравилась она Громовержцу все больше и в какой-томомент он понял, что просто не может отвести  от своей невесты взгляда.
Невеста же, как и положено воспитанной особе, пила по-немногу, но не потому, что могла захмелеть, а потому, что деве пить винище бочками не пристало - как увидит Одинсон, что невеста его брагу хлещет шустрее его самого, еще жениться раздумает. Но вино все же закутывало здравый рассудок алкогольной дымкой, и дева уже и смеялась звонче, и выходки принца, что на первых порах в Асгарде пугали, сейчас ее безумно веселили. Она хохотала так, что один раз чуть не облилась вином. В зале повисла мимолетная тишина, которую сама же Сигюн и нарушила, закатившись звонким смехом. То и дело девушка и сама поглядывала на суженого, не в первый уже раз находя его красивым и желанным. Нрав буйный, оно как есть, но отходчив принц и сердцем не злобен, а что еще надо? Все чаще радостная улыбка была ответом взгляду Тора, и, сидя рядом, плечом плеча касаясь, дева чувствовала себя на редкость надежно и защищенно. Меж тем опустели одни бочки, подоспели вторые, где то уже и звонкие песни затянули. Фрейя, убедившись, что все проходит мирно, гости ладят, а дракон не буянит, тихо выскользнула из-за стола, и исчезла за дверью в опочивальню Сигюн, создавая портал - ход в Мидгард. Именно там она разыскала в архивах подарок дочери, и туда же скользнула, портал не закрывая - все равно никто в покои принцессы не посмеет прийти, а принцесса еще долго будет занята на пиру.
Казалось Сигюн одной своей улыбкой озаряла зал ярче блеска любого золота и ее свет согревал души всех гостей не говоря уж о самом Торе. Даже ее друг к которому бог грома поначалу отнесся настороженно,не зная чего ожидать от зачарованного дракона, теперь заметно повеселел и к середине гулянья оба уже дружески хлопали друг друга по плечу и на спор выхлебали по бочонку ванахеймского. Хмельной туман становился гуще, танцы веселее, а разговоры и песни беззаботней и раскованней. И вместе с тем все больше закипала в жилах кровь воина требуя подвигов вроде крепкой драки, но разве кто из участников торжества способен помериться силой с могучим сыном Одина?   
Усмотрев во взгляде одного вана в адрес Сигюн намек на дурные мысли, Тор даже раз подскочил с места треснув по столу крепким кулаком, да так что посуда разом подпрыгнула и столешница проломилась в месте удара. Ну и что ж? Зато теперь будут знать свое место а заодно взглядов сомнительных меньше кидать. Впрочем бог грома быстро сменил гнев на милость, как только слуги вкатили еще пару бочек отменной браги и даже собственноручно вскрыл одну из них стукнув молотом по крышке под радостные крики.

p.s.

совместно с Сигюн

Отредактировано Thor Odinson (24.05.2016 15:08:08)

+2

4

Дракон, пожалуй, был единственным, кого пир не веселил совершенно.  Он закидывал в себя кубок за кубком содержимое, бьющее в голову, но пьянел как то странно. Тело подчинялось, как и положено, без огрехов, но перед глазами стояла пелена. В этой пелене мелькали тени, и лишь принцесса оставалась яркой и четкой. И потому каждый ее жест, каждый взгляд, адресованный асу, вонзал новую, острую и шероховатую, занозу ему  в сердце.  Пальцы левой руки, покоящиеся на поверхности стола, начали сжиматься, царапая ногтями покрытие.  Сидеть на одном месте становилось неудобно, энергия, вскипая, требовала выплеска. В иные времена, в такие минуты, Сигюн тащила его за руку танцевать, тем самым, снижая уровень риска окружающим, потому что сейчас Фьюрис представлял собой концентрацию взрывоопасности.  Достаточно слова или жеста, не слишком обдуманного, хотя трудно догадаться даже мудрецу, что именно не понравится полуторатысячелетней ящерице размером с замок, и начнется месиво. В человеческой форме он не мог полыхнуть пламенем, это верно, но крепости костей  и силе с виду невеликих мышц мог позавидовать и громила-ас, а унять тварь, которая, в помутнении адреналином и тестостероном, даже ран не замечает, трудно.

Поэтому, поерзав и прикончив еще одну чарку, Фьюрис, нахохлившись начал подниматься. Но именно в этот момент опять посмотрел на девушку и застопорился, чем та и воспользовалась.
- Найди Фрейю, пожалуйста, -  чуть притянув за руку, которую успела схватить, к себе поближе, Сигюн потянулась навстречу, шепча. – Скоро ее речь, а она куда-то пропала.
Желанию дамы трудно не уступить, особенно, если…. Не так,  - особенно, после того, что случилось в Мидгарде. Тогда много что случилось, в том числе то, из-за чего им надолго запретили покидать Ванахейм, но было и то, что так и осталось между ними, тайной для всех. Поэтому дракон шумно вздохнул, поджал губы, но кивнул в знак согласия.  Спорить с ней он не мог, когда тонкие нежные пальцы плотно держат его запястье. Сладким покалыванием растекалось по коже это ощущение, лишая последних остатков разума, но расслабляться было нельзя – теперь девушка не забывала ему напоминать о отведенном месте. Чертовы условности! Тысяча лет рядом, и он, проклятье, имеет на нее прав больше, чем кто-то еще, но дракон – не ас, не ван, не человек даже. Дракон есть дракон, и как бы не был умен, тебе всегда ненавязчиво напомнят о месте, всего лишь чуть выше, чем место обычного питомца.  И вот Фрейя, единственная, кто знает все, имеет наглость заставлять его разве что не шафером выступать на свадьбе принцессы с другим, а что ей до твоих чувств – ты же зверь.  Он и видеть не хотел Фрейю, и даже имени ее слышать, но Сигюн напомнила и всколыхнула лавину, которая сорвалась, не держи все еще она его руку. Кабан, бездна! У самой – кабан! Конечно, там же человек, в целях безопасности превращенный в животное,  а не наоборот, и ее не волнует, что драконы и древнее, и куда разумнее этих двуногих. « В тебе много ярости», улыбаясь, тогда сказала царица. « Слишком много первобытной, животной ярости, которая так хороша в бою, но не в жизни. Ты можешь покалечить мою дочь». Вот так. Много ярости. Как будто ума лишилась, предположив, что он способен покалечить Сигюн! Да уж скорее самого себя, чем ее.  Но толку теперь думать, когда все решено и без него.

И неохотно отступает, выскользая из ее рук. Тихо выходит из зала, засунув руки в карманы, водит взглядом по сторонам. Вот теперь его снова чуть пошатывает, зато разум работает яснее. След аромата, еще очень яркий, заводит его в сторону покоев принцессы. Замирает перед дверью ненадолго, потом уверенно толкает ее, и делает шаг вперед, но вместо пола под ногами сияние и пустота, и с матюгами дракон валится куда-то вниз в темноту. Пытается ухватиться за что-то, но под руками лишь призрачные стены портала, а потом яркая вспышка, и он сильно ударяется всем телом о землю. Трясет головой, пытаясь понять, какого лешего, а заодно сфокусировать взгляд. И перед глазами открывается опушка леса, озеро, а вдалеке странного вида то ли город, то ли деревня. Фьюрис медленно начинает подниматься, но тело не слушается.
- Какого хрена? – пытается воскликнуть дракон, но вместо слов из горла вырывается пламя. Ох твою то ж мать…

п.с

с помощью Сигюн

+1


Вы здесь » MIGHTYCROSS » gone with the wind » Пришельцы в Париже


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC